Меню

Цифровое слабоумие – Л. Стрельникова: цифровое поколение и цифровое слабоумие

Leave a comment

Содержание

Л. Стрельникова: цифровое поколение и цифровое слабоумие

Лекция известного журналиста, главного редактора журнала «Химия и жизнь» Любови Стрельниковой в лектории ПСТГУ. 

Добрый вечер, дорогие друзья. Я не занимаюсь исследованиями в области науки. Я работала 5 лет назад исследователем, потом сменила жизненную траекторию, стала журналистом, затем научным журналистом, писателем. Жизнь моя сегодня связана с переработкой большого количества информации, прежде всего, научной. Поэтому то, о чём сегодня я буду вам рассказывать, это не результаты моих личных исследований, которыми я не занимаюсь, а это результаты исследований, которые проводятся в основном на Западе. В России их практически нет. Результаты опубликованы в хороших, надёжных, уважаемых источниках, из которых складывается некая картина. И я посчитала необходимым донести эту картину до вашего сведения.

Итак, цифровое слабоумие и цифровое поколение. Цифровое слабоумие — это не игра слов, не фигура речи и не прикол, как скажет молодёжь. Это диагноз —

Digital Dementia, означающий нарушение когнитивных функций, собственно даже разрушение мозга, благодаря активному использованию цифровых девайсов, прежде всего, смартфонов.

Впервые этот диагноз поставили в Корее в 2007 году совсем не большим детишкам, школьникам. Оказалось, что изменения, которые произошли в мозге, очень напоминают старческое слабоумие, или деменцию — разрушение участков лобной доли мозга, неслучайно на иллюстрации показан ластик, стирающий лобные доли мозга — это страшно важные участки, они ответственны за принятие решения, эмпатию, коммуникацию и прочее. Почему в Корее поставлен диагноз? Потому что Корея самой первой в мире встала на путь отцифровывания. В этой стране сегодня больше всего смартфонов на душу населения — она по-прежнему лидер. Но и с некоторыми последствиями она естественно столкнулась первая. К счастью, мы в это очереди ещё далеки от лидерских позиций.

Цифровые технологии: смартфоны, гаджеты, экраны, Интернет… Что за этим стоит? Есть ли в этом реальная опасность или больше мифов?

Чтобы ответить на этот вопрос я изучила различные материалы нескольких весьма уважаемых людей. Прежде всего, это доктор Арик Сигман. Как видите, это вполне молодой, симпатичный биолог, который подготовил доклад для Европарламента в 2011 году о том, как влияют экранные технологии на детей. Этот доклад вы можете найти в Интернете на английском языке.

Второй источник — совершенно потрясающий. Замечательный Манфред Шпитцер — очень известный в Европе, уважаемый специалист в области психиатрии, нейронауки, создатель одного из уникальных центров Neuroscience в Германии. Он написал книгу Digital Dementia. Она переведена на русский. Я вам настоятельно советую эту книжку найти и прочитать. Очень содержательное и много объясняющее чтение. К этой информации я тоже буду прибегать.

Наконец, баронесса Сьюзен Гринфилд — это известный в мире специалист в области нейронаук, нейробиолог, профессор Оксфордского университета. Она ещё и замечательный популяризатор науки, написала несколько книг. Последняя книга Mind Change, к сожалению, не переведена на русский язык. Вы можете купить её на английском языке и прочитать, как я и поступила.

Все трое, разумеется, имеют смартфоны. Все трое пользуются Интернетом и цифровыми технологиями для своей повседневной работы. И все трое не против цифровых технологий как таковых. Но, как пишет Сьюзен Гринфилд: «Я не против технологий и компьютеров. Но прежде чем они (имеются в виду дети —

Л. Стрельникова) начнут строить социальные сети в Интернете, им необходимо научиться строить отношения с живыми людьми». Об этом сегодня пойдёт речь.

Итак, в чём проблема? Главный фактор во всей этой истории в отрицательном влиянии цифровых технологий на детей. Повторяю, ключевое слово — дети. Потому что для нас с вами никакие цифровые технологии не страшны. Наш мозг сформирован. Но об этом поговорим чуть позже.

Дети другие, но мозг такой же, как был 1000 лет назад

Семилетний ребёнок в Европе провёл полный год, включая ночи, у экранов. Год своей жизни отдал экрану. Год, который он ни с кем не разговаривал, не общался, не смотрел в глаза, не гонял мяч на улице, не игрался с мальчишками.

18-летний европеец отдал экранам в молчании 4 года своей жизни. Сегодня подростки заняты экраном в среднем 8 часов в сутки — это в Европе. У нас нет такого подсчёта. Но по некоторым данным, к счастью, меньше.

Время — это главный фактор. Время, которое мы проводим в общении лицом к лицу и в общении с экранами — компьютеров, смартфонов, планшетов сравнялось в 1997 году. А сегодня оно стремительно расходится. Всё меньше мы общаемся в живую, и всё больше мы проводим времени, уставившись в экран того или иного гаджета. Поче&

azbyka.ru

Цифровое слабоумие: симптомы и лечение

Ни для кого не секрет, что сейчас длится эра информационных технологий. Многие из нас считают ее одной из самых лучших, ведь человек имеет свободный доступ к любой информации. Одновременно это и период высокоразвитых технологий, что опять же принимается большинством людей весьма положительно. Автор этой статьи считает, что каждый сам должен решить насколько на него может влиять информация и технологии.

Тема сегодняшней статьи – цифровое слабоумие. Мы попытаемся разобраться в том, почему оно появилось, каковы его симптомы, а также в методиках излечения и профилактики. Стоит заметить, что эта болезнь появилась одновременно с обширным распространением гаджетов и всемирной сети Интернет по всему миру. Действительно ли так хороша информационно-технологическая эра?

Что такое цифровое слабоумие

Цифровое слабоумие еще не имеет однозначного определения, но его смысл заключается в том, что человек становится зависимым от гаджетов и перестает мыслить самостоятельно. Этот диагноз пришел из Южной Кореи, которая раньше всех стала на путь оцифровывания. Также многие ученые в Европе и Соединенных Штатах Америки серьёзно озадачились этой проблемой, ведь цифровое слабоумие наиболее сильно сказывается на детях, поэтому появляется угроза будущему образу существованию человечества.

Все возникает из-за того, что человек проводит большое количество времени в гаджетах, а также в интернете. Если брать в пример ребенка (а именно они составляют подавляющее большинство больных), то при наличии телефона или планшета, он его не выпускает с рук. С одной стороны он постоянно воспринимает большое количество информации, но с другой стороны – совершенно ее не запоминает. Ведь правда, что многие из нас настолько привыкли полагаться на гаджеты и всемирную сеть, что не держим даже нужную информацию у нас в памяти, не говоря уж об так называемой фоновой.

Это звучит довольно-таки печально, ведь мозг человека больше всего развивается именно в детстве, тогда мы получаем изначальные знания и формируем свою точку зрения. Самая эффективная «пища» для ума это самостоятельный анализ тех или иных явлений, дедуктивное и индуктивное мышление, т. п. Если же постоянно пользоваться благами человеческого прогресса, по поводу и без, то мозг привыкает получать готовую информацию, а не приходить самостоятельно к выводам, и, соответственно, не запоминает ее. Самое неприятное то, что не только дети такому подвержены, но и взрослые. Конечно, можно понять, что в той или иной ситуации быстрый доступ к данным весьма полезен, но вместо того, чтобы как-нибудь совершенствовать полученную информацию, они просто повторяют ее. Наиболее часто это проявляется в высших учебных заведениях, когда студенты для создания курсовых, индивидуальных работ или рефератов не используют собственные знания, а просто комбинируют уже готовый текст с разнообразных источников.

Симптомы и лечение цифрового слабоумия

Согласно исследованиям ученых, можно определить симптоматику цифрового слабоумия. А когда диагноз подтвержден стоит немедленно приступать к лечению, ведь таким образом можно радикально исправить ситуацию в лучшую сторону.

Симптомы цифрового слабоумия:

  • Расстройство внимания;
  • Потеря памяти;
  • Низкий уровень самоконтроля;
  • Когнитивные нарушения;
  • Подавленность;
  • Депрессия;
  • Возможна агрессия.

Наш мозг формируется и совершенствуется с воздействием всевозможных факторов, поэтому крайне важно то, чтобы ребенок воспринимал мир физически, а не виртуально. Многие известные личности, что работают в сфере гаджетов и всемирной сети Интернет (Стив Джобс, Крис Андерсон, Эван Уильямс) строго ограничивают время, которое их дети проводят в гаджетах.

Если искать способы лечения слабоумия, то это будет довольно-таки трудно. В основном, это объясняется тем, что эта болезнь не была изучена до конца. Но сейчас уже существуют методики, которые помогают избавится от цифровой зависимости. В основном, используются приемы ограничения работы в гаджетах, а также пребывания в сети Интернет, если же это ребенок, то родители проводят обучение с ним, для того, чтобы научить мыслить самостоятельно. Для этого подходят терапии, которые улучшают память, развивающие занятия, физическая активность и многое другое.

По цифровому слабоумию моно понять, что все блага цивилизации стоит использовать с умом, ведь даже если продукт обладает полностью безопасными свойствами, то в руках неумелого человека он может принести вред. По нашей статье можно понять, что этот недуг можно смело назвать болезнью будущего, ведь он появился с массовым распространением гаджетов. Теперь вы, дорогие читатели, знаете симптомы и лечения цифрового слабоумия, поэтому будьте бдительны к себе и своим близким!

Читайте также:

7psihozov.ru

Цифровое слабоумие - AUM News

Цифровое слабоумие — это не шутка, а диагноз. Термин «digital dementia» пришел из Южной Кореи, раньше всех ставшей на путь оцифровывания страны. Сегодня 83,8% жителей Южной Кореи имеют доступ в Интернет, у 73% корейцев есть смартфон (в США у 56,4%, в России у 36,2%). В 2007 году специалисты стали отмечать, что все больше подростков, представителей цифрового поколения, страдают потерей памяти, расстройством внимания, когнитивными нарушениями, подавленностью и депрессией, низким уровнем самоконтроля. Исследование показало, что в мозгу этих пациентов наблюдаются изменения, схожие с теми, что появляются после черепно-мозговой травмы или на ранней стадии деменции — слабоумия, которое обычно развивается в старческом возрасте.

Массовое помешательство на смартфонах и прочих цифровых гаджетах — неизбежное следствие технологической революции, охватившей все страны. Смартфоны стремительно покоряют мир, точнее сказать, практически его завоевали. По прогнозам журнала «The Wall Street Journal», в 2017 году обладателями смартфонов станут уже 84,8% населения Южной Кореи (80% — Германии, Японии, США, 69% — России). Вместе со смартфонами и прочими гаджетами вирус цифрового слабоумия проникает во все страны и все слои общества. Он не знает географических и социальных границ.

Герои

По запросу «digital dementia» (цифровое слабоумие) Google выдаст около 10 миллионов ссылок на английском языке (на запрос «digital dementia research» — около 5 миллионов), на «цифровое слабоумие» — чуть больше 40 тысяч ссылок на русском. Эту проблему мы пока не осознали, поскольку позже присоединились к цифровому миру. Систематических и целенаправленных исследований в этой области в России тоже почти что нет. Однако на Западе количество научных публикаций, касающихся влияния цифровых технологий на развитие мозга и здоровье нового поколения, нарастает год от года. Нейробиологи, нейрофизиологи, физиологи мозга, педиатры, психологи и психиатры рассматривают проблему с разных сторон. Так постепенно накапливаются разрозненные результаты исследований, которые должны сложиться в цельную картинку.

Этот процесс требует времени и более обширной статистики, он только начался. Тем не менее общие контуры картины уже видны благодаря усилиям известных специалистов, которые обобщают научные данные и стараются донести их понятную интерпретацию до общества. Среди них — директор психиатрического госпиталя при университете в Ульме (Германия), основатель Центра нейронаук и обучения, психиатр и нейрофизиолог Манфред Шпитцер(«Digitale Demenz: wie wir uns und unsere Kinder um den Verstand bringen», München: Droemer, 2012; перевод «Антимозг. Цифровые технологии и мозг», Москва, Издательство АСТ, 2014), известный британский нейробиолог, профессор Оксфордского университета баронесса Сьюзен Гринфилд («Mind Change. How digital technologies are leaving their marks on our brains», Random House, 2014), молодой британский биолог, доктор Арик Сигман, подготовивший в 2011 году специальный доклад для Европарламента «The Impact Of Screen Media On Children: A Eurovision for parliament». А еще - специалист в области дошкольного образования Сью Палмер («Toxic Childhood», Orion, 2007), американский педиатр Крис Роун(«Virtual Child: The terrifying truth about what technology is doing to children», Sunshine Coast Occupational Therapy Inc., 2010) и другие.

Остановить технический прогресс нельзя, разве что случится глобальный коллапс. И никто не хочет прослыть ретроградом, консерватором, несовременным человеком, противником новых технологий. Тем не менее перечисленные выше герои-просветители не только написали книги, ставшие бестселлерами, но и не жалеют времени на выступления в Бундестаге, в Палате лордов и в прочих высоких собраниях, на радио и телевидении. Зачем? Чтобы рассказать обществу о рисках, которые несут новые цифровые технологии подрастающему поколению и которые должны учитывать политики, экономисты и родители, принимающие решения. В жестких публичных дискуссиях дело порой доходит до непарламентских выражений. Во всяком случае, ярлык «мракобес» уже прилепили к Манфреду Шпитцеру, и он регулярно получает угрозы по электронной почте. К счастью, ему на это наплевать. У него шестеро детей, ради которых он все это делает. Манфред Шпитцер признается, что не хочет спустя годы услышать от своих выросших детей упрек: «Папа, ты же все это знал! Почему же молчал?»

Давайте сразу примем к сведению, что никто из перечисленных авторов не имеет ничего против новых цифровых технологий как таковых: да, они обеспечивают удобство, ускоряют и облегчают многие виды деятельности. И все перечисленные эксперты, безусловно, пользуются Интернетом, мобильными телефонами и прочими устройствами, помогающими в работе. Речь лишь о том, что у новых технологий есть оборотная сторона: они опасны для детства и отрочества, и это необходимо учитывать. Паровоз, пароход, самолет, легковой автомобиль тоже были гениальными изобретениями человечества, изменившими его среду обитания, хотя и вызывали жаркие дискуссии в свое время. Но ведь мы не сажаем за руль младенца, не даем ему в руки штурвал, а ждем, пока он вырастет и сформируется во взрослого человека. Так почему же мы, не успев оторвать малыша от груди, суем ему в руки планшет? Ставим дисплеи в детских садах и на каждой школьной парте?

Производители цифровых устройств требуют однозначных доказательств возможной опасности гаджетов и сами заказывают исследования, чтобы показать, что от смартфонов, планшетов и Интернета одна лишь польза детям. Оставим в стороне рассуждения о заказных исследованиях. Настоящие ученые всегда осторожны в своих высказываниях и оценках, это неотъемлемая часть их менталитета. Манфред Шпитцер и Сьюзен Гринфилд тоже демонстрируют в своих книгах корректность в суждениях, дискуссионность того или иного аспекта проблемы. Да, мы многое знаем о том, как развивается и работает мозг, как функционирует наш организм. Но далеко не всё, и полное знание вряд ли достижимо.

Однако, на мой взгляд, судя по прочитанным книгам и статьям, свидетельств потенциальной опасности цифровых технологий для растущего мозга более чем достаточно. Но в данном случае это даже и не важно, потому что помимо исследований есть интуиция мастерства, интуиция профессионалов, посвятивших большую часть своей жизни той или иной области науки. Накопленного знания им достаточно, чтобы предвидеть развитие событий и возможные последствия. Так почему бы не прислушаться к мнению умных и опытных людей?

Время, мозг и пластичность

Главный фактор во всей этой истории — время. Страшно представить, что семилетний ребенок в Европе провел у экранов больше года (по 24 часа в сутки), а 18-летний европеец — больше четырех лет! С этих шокирующих цифр начинается доклад Арика Сигмана Европарламенту. Сегодня западный подросток в среднем тратит на «общение» с экранами около восьми часов в сутки. Это время — украденное у жизни, поскольку оно использовано впустую. Оно не потрачено на разговоры с родителями, на чтение книг и музыку, на спорт и «казаки-разбойники» — ни на что из того, чего требует формирующийся мозг ребенка.

Вы скажете, время теперь другое, поэтому дети другие и мозги у них иные. Да, время другое, а вот мозг тот же, что и тысячу лет назад, — 100 миллиардов нейронов, каждый из которых связан с десятью тысячами себе подобных. Эти 2% нашего тела (по массе) по-прежнему потребляют более 20% энергии. И пока нам в голову вместо мозга не вставили чипы, мы носим в себе 1,3—1,4 килограмма серого и белого вещества, по форме похожего на ядро грецкого ореха. Именно этот совершенный орган, в котором хранятся память о всех событиях нашей жизни, наши умения и наш талант, и определяет суть неповторимой личности.

Нейроны общаются между собой, обмениваясь электрическими сигналами, каждый из которых длится одну тысячную секунды. «Увидеть» динамическую картину мозга в то или иное мгновение пока невозможно, поскольку современные технологии сканирования мозга дают картинки с разрешением в секунды, самые новейшие приборы — десятые доли секунды. «Поэтому сканы мозга подобны викторианским фотографиям. Они показывают статичные дома, но исключают любые движущиеся объекты — людей, животных, которые двигались слишком быстро для выдержки фотоаппарата. Дома прекрасны, но они не дают исчерпывающую картину — картину в целом», — пишет Сьюзен Гринфилд. И тем не менее мы можем следить за изменениями, происходящими в мозгу со временем. Более того, сегодня появилась техника, позволяющая наблюдать активность единичного нейрона с помощью электродов, помещаемых в мозг.

Исследования дают нам понимание того, как развивается и работает наш главный орган. Этапы созревания и развития мозга оттачивались сотнями тысяч лет, эту устоявшуюся систему никто не отменял. Никакие цифровые и клеточные технологии не могут изменить срок вынашивания человеческого плода — девять месяцев в норме. Точно так же и с мозгом: он должен созреть, вырасти в четыре раза, построить нейронные связи, укрепить синапсы, обзавестись «оболочкой для проводов», чтобы сигнал в мозгу проходил быстро и без потерь. Вся эта гигантская работа происходит до двадцатилетнего возраста. Это не значит, что дальше мозг не развивается. Но после 20—25 лет он делает это медленнее, более прецизионно, достраивая деталями тот фундамент, который был заложен к 20 годам.

Одно из уникальных свойств мозга — пластичность, или способность к адаптации к той среде, в которой он находится, то есть к обучению. Впервые об этом удивительном свойстве мозга заговорил философ Александр Бэйн в 1872 году. А двадцать два года спустя великий испанский анатом Сантьяго Рамон-и-Кахаль, ставший основоположником современной нейробиологии, ввел термин «пластичность». Благодаря этому свойству мозг сам строит себя, отзываясь на сигналы из внешнего мира. Каждое событие, каждое действие человека, то есть любой его опыт, порождают в нашем главном органе процессы, которые должны запомнить этот опыт, оценить его, выдать верную с точки зрения эволюции реакцию человека. Так среда и наши действия формируют мозг.

В 2001 году британские газеты облетела история Люка Джонсона. Сразу после рождения Люка выяснилось, что его правая рука и нога не двигаются. Врачи установили, что это результат травмы левой стороны мозга во время беременности или в момент рождения. Однако буквально через несколько лет Люк смог в полной мере пользоваться правой и левой ногой, потому что их функции были восстановлены. Каким образом? В течение первых двух лет жизни с Люком делали специальные упражнения, благодаря которым мозг сам себя модернизировал — перестроил нервные пути так, чтобы сигнал шел в обход поврежденного участка мозговой ткани. Упорство родителей и пластичность мозга сделали свое дело.

Наука накопила много удивительных исследований, иллюстрирующих фантастическую пластичность мозга. В 1940-х годах физиолог Дональд Хэб (Donald Hebb) взял несколько лабораторных крыс к себе домой и выпустил «на волю». Через несколько недель крыс, побывавших на свободе, исследовали с помощью традиционных тестов — проверили умение решать задачи в лабиринте. Все они показали превосходные результаты, сильно отличающиеся в лучшую сторону от результатов их собратьев, не покидавших лабораторных боксов.

С тех пор выполнено огромное количество экспериментов. И все они доказывают, что богатая окружающая среда, приглашающая к исследованию, позволяющая открыть что-то новое, — мощнейший фактор развития мозга. Тогда, в 1964 году, и появился термин «средовое обогащение» (environmental enrichment). Богатая внешняя среда вызывает спектр изменений в мозгах животных, причем все изменения — со знаком «плюс»: увеличиваются размеры нейронов, сам мозг (вес) и его кора, у клеток появляется больше дендритных отростков, которые расширяют ее способности к взаимодействию с другими нейронами, утолщаются синапсы, укрепляются связи. Также возрастает производство новых нервных клеток, ответственных за обучение и память, в гиппокампе, зубчатой извилине и мозжечке, а количество спонтанных самоубийств нервных клеток (апоптоз) в гиппокампе крыс уменьшается на 45%! Все это более выражено у молодых животных, но и у взрослых имеет место.

Влияние окружающей среды может быть столь сильным, что дрогнут даже генетические предопределенности. В 2000 году в «Nature» была опубликована статья «Отсрочка проявления болезни Хантингтона у мышей» (Van Dellen et al., «Delaying the onset of Huntington's in mice», 2000, 404, 721—722, doi:10.1038/35008142). Сегодня это исследование стало классическим. С помощью генной инженерии исследователи создали линию мышей, страдающих болезнью Хантингтона. У человека на ранних стадиях она проявляется в нарушении координации, беспорядочных движениях, когнитивных нарушениях, а затем приводит к распаду личности — атрофии коры головного мозга. Контрольная группа мышей, жившая в стандартных лабораторных боксах, постепенно угасала, демонстрируя от теста к тесту постоянное и быстрое ухудшение. Экспериментальную группу поместили в другие условия — большое пространство с множеством объектов для исследования (колеса, лестницы и многое другое). В такой стимулирующей среде болезнь начинала проявляться значительно позже, причем степень нарушения движений была меньше. Как видите, даже в случае генетического заболевания природа и воспитание могут успешно взаимодействовать.

Дайте мозгу пищу

Итак, накопленные результаты показывают, что животные, проводящие время в обогащенной среде, демонстрируют значительно лучшие результаты на пространственную память, показывают общее возрастание когнитивных функций и способности к обучению, решению проблемных задач и скорости обработки информации. У них понижен уровень тревожности. Более того, обогащенная внешняя среда ослабляет прошлый негативный опыт и даже в значительной степени ослабляет генетический груз. Внешняя среда оставляет важнейшие следы в наших мозгах. Подобно тому как растут мускулы во время тренировок, то же делают и нейроны, обзаводясь большим количеством отростков, а значит — более развитыми связями с другими клетками.

Если окружающая среда воздействует на структуру мозга, то может ли на нее воздействовать и активное мышление, «приключения духа»? Может! В 1995 году нейробиолог Альваро Паскуаль-Леоне (Alvaro Pascual-Leone) вместе со своей исследовательской группой выполнил один из самых впечатляющих и часто цитируемых экспериментов. Исследователи сформировали три группы из взрослых добровольцев, которые никогда не играли на пианино, и поместили их в одинаковые экспериментальные условия. Первая группа была контролем. Вторая выполняла упражнения, чтобы научиться играть на пианино одной рукой. Через пять дней ученые просканировали мозг испытуемых и обнаружили значимые изменения у членов второй группы. Однако самой примечательной была третья группа. От ее участников требовалось лишь мысленно представлять, что они играют на пианино, но это были серьезные, регулярные умственные упражнения. Изменения в их мозгу показали почти сходную картину с теми (вторая группа), кто физически тренировался игре на пианино.

Мы сами формируем свой мозг, а значит — свое будущее. Все наши действия, решение сложных задач и глубокие размышления — все оставляет следы в нашем мозгу. «Ничто не может заменить того, что дети получают от собственного, свободного и независимого мышления, когда они исследуют физический мир и сталкиваются с чем-то новым», — считает британский профессор психологии Таня Бирон.

С 1970 года радиус активности детей, или количество пространства вокруг дома, в котором дети свободно исследуют окружающий мир, сократилось на 90%. Мир сжался почти до размеров экрана планшета. Теперь дети не гоняют по улицам и дворам, не лазают по деревьям, не пускают кораблики в прудах и лужах, не прыгают по камням, не бегают под дождем, не болтают друг с другом часами, а сидят, уткнувшись в смартфон или планшет, — «гуляют», отсиживая попу. А ведь им надо тренировать и наращивать мышцы, знакомиться с рисками внешнего мира, учиться взаимодействовать со сверстниками и сопереживать им. «Удивительно, как быстро сформировался совершенно новый тип среды, где вкус, обоняние и осязание не стимулируются, где большую часть времени мы сидим у экранов, а не гуляем на свежем воздухе и не проводим время в разговорах лицом к лицу», — пишет Сьюзен Гринфилд. Есть о чем волноваться.

Чем больше внешних стимулов в детстве и отрочестве, тем активнее и быстрее формируется мозг. Вот почему так важно, чтобы ребенок физически, а не виртуально исследовал мир: копался в земле в поисках червяков, вслушивался в незнакомые звуки, ломал предметы, чтобы понять, что внутри, разбирал и безуспешно собирал устройства, играл на музыкальных инструментах, бегал и плавал наперегонки, боялся, восхищался, удивлялся, озадачивался, находил выход из положения, принимал решения... Именно это нужно растущему мозгу сегодня, как и тысячу лет назад. Ему нужна пища — опыт.

Впрочем, не только пища. Нашему мозгу нужен сон, хотя он в это время совсем не спит, а активно работает. Весь опыт, приобретенный за день, мозг должен тщательно переработать в спокойной обстановке, когда ничто не отвлекает его, поскольку человек недвижим. За это время мозг совершает важнейшие действия, которые Шпитцер описывает в терминах электронной почты. Гиппокамп опустошает свой почтовый ящик, рассортировывает письма и раскладывает по папкам в коре головного мозга, где обработка писем завершается и формируются ответы на них. Вот почему утро вечера мудренее. Д.И.Менделеев действительно мог впервые увидеть во сне Периодическую таблицу, а Кекуле — формулу бензола. Решения часто приходят во сне, потому что мозг не дремлет.

Неспособность вылезти из Интернета и соцсетей, оторваться от компьютерных игр катастрофически сокращает время сна у подростков и приводит к его серьезным нарушениям. Какое уж тут развитие мозга и обучение, если с утра болит голова, одолевает усталость, хотя день еще только начинается, и никакие школьные занятия не идут впрок.

Но как сидение в Интернете и соцсетях может изменить мозг? Во-первых, однообразное времяпрепровождение резко ограничивает количество внешних стимулов, то есть пищи для мозга. Он не получает достаточного опыта, чтобы развить важнейшие участки, ответственные за сопереживание, самоконтроль, принятие решений и пр. То, что не работает, отмирает. У человека, переставшего ходить, атрофируются мышцы ног. У человека, не тренирующего память каким бы то ни было запоминанием (а зачем? все в смартфоне и навигаторе!), неизбежно возникают проблемы с памятью. Мозг может не только развиваться, но и деградировать, его живые ткани могут атрофироваться. Пример тому — цифровое слабоумие.

Канадский нейропсихолог Брайан Колб (Bryan Kolb), один из ведущих экспертов в области развития мозга, так говорит о предмете своего исследования: «Все, что меняет ваш мозг, меняет ваше будущее и то, кем вы будете. Ваш уникальный мозг — не только продукт ваших генов. Он формируется вашим опытом и образом жизни. Любые изменения в мозгу отражаются в поведении. Справедливо и обратное: поведение может изменять мозг».

Мифы

В сентябре 2011 года уважаемая британская газета «Дейли телеграф» опубликовала открытое письмо 200 британских учителей, психиатров, нейрофизиологов. Они пытались привлечь внимание общества и людей, принимающих решения, к проблеме погружения детей и подростков в цифровой мир, которое драматически сказывается на их способности к обучению. Спросите любого учителя, и он вам скажет, что учить детей стало несоизмеримо труднее. Они плохо запоминают, не могут сконцентрировать внимание, быстро устают, стоит отвернуться — немедленно хватаются за смартфон. В такой ситуации трудно рассчитывать, что школа научит ребенка думать, потому что в его мозгу просто нет материала для думания.

Хотя многие оппоненты нашим героям будут возражать: все наоборот, дети теперь такие умные, они из Интернета нахватывают гораздо больше информации, чем мы в свое время. Только вот проку от этого ноль, поскольку информация не запоминается.

Запоминание напрямую связано с глубиной переработки информации. Манфред Шпитцер приводит показательный пример - тест на запоминание. Это несложное исследование может выполнить любой. Трем группам подростков предложили вот такой странный текст:

бросать — МОЛОТОК — светится — глаз — ЖУРЧАТЬ — бе- жать — КРОВЬ — КАМЕНЬ — думать — АВТОМОБИЛЬ — клещ — ЛЮБИТЬ — облако — ПИТЬ — видеть — книга — ОГОНЬ — КОСТЬ — кушать — ТРАВА — море — катить — железо — ДЫШАТЬ.

Участников первой группы просили указать, какие слова написаны строчными буквами, а какие - прописными. Задание участникам второй группы было посложнее: указать, что из перечисленного — существительное, а что — глагол. Самое сложное досталось участникам третьей группы: им надо было отделить одушевленное от неодушевленного. Через несколько дней всех тестируемых попросили припомнить слова из этого текста, с которыми они работали. В первой группе вспомнили 20% слов, во второй — 40%, в третьей — 70%!

Понятно, что в третьей группе основательнее всего работали с информацией, здесь приходилось больше думать, потому она и запомнилась лучше. Именно этим занимаются на уроках в школе и при выполнении домашнего задания, именно это и формирует память. Глубина же обработки информации, почерпнутой подростком, порхающим с сайта на сайт в Интернете, близка к нулю. Это скольжение по поверхности. Нынешние школьные и студенческие «рефераты» — лишнее тому подтверждение: представители поколения Copy and Paste просто копируют куски текста из Интернета, порой даже не прочитывая, и вставляют в итоговый документ. Работа сделана. В голове — пусто. «Раньше тексты читали, сейчас их бегло просматривают. Раньше в тему вникали, сейчас скользят по поверхности», — справедливо подмечает Шпитцер.

Сказать, что дети стали умнее благодаря Интернету, нельзя. Нынешние одиннадцатилетние выполняют задания на уровне восьми- или девятилетних 30 лет назад. Вот одна из причин, которую отмечают исследователи: дети, особенно мальчики, играют больше в виртуальных мирах, чем на открытом воздухе, с инструментами и вещами...

Может быть, нынешние цифровые дети стали более креативными, как принято сейчас говорить? Похоже, что и это не так. В 2010 году в Колледже Вильгельма и Марии в Виргинии (США) выполнили гигантское исследование — проанализировали результаты около 300 тысяч творческих испытаний (!), в которых участвовали американские дети в разные годы, начиная с 1970-го. Их творческие способности оценивали с помощью тестов Торренса, простых и наглядных. Ребенку предлагают нарисованную геометрическую фигуру, например овал. Он должен сделать эту фигуру частью изображения, которое придумает и нарисует сам. Другой тест — ребенку предлагают набор картинок, на которых стоят разные загогулинки, обрывки каких-то фигур. Задача ребенка — достроить эти обрывки, чтобы получить цельное изображение чего-то, любой его фантазии. И вот результат: начиная с 1990 года творческие способности американских детей пошли на убыль. Они менее способны производить уникальные и необычные идеи, у них слабее чувства юмора, хуже работают воображение и образное мышление.

Но может быть, все оправдывает многозадачность, которой так гордятся цифровые подростки? Может быть, она положительно влияет на умственную работоспособность? Современный подросток делает домашнее задание и одновременно отправляет эсэмэски, разговаривает по телефону, проверяет электронную почту и краем глаза смотрит в YouTube. Но и здесь нечем себя порадовать.

Во всяком случае, исследования в Стэнфордском университете говорят об обратном. Среди студентов младших курсов исследователи отобрали две группы: многозадачников (по их собственным оценкам) и немногозадачников. Обеим группам показывали на экране в течение 100 миллисекунд три геометрические фигуры — два прямоугольника и знак плюс — и просили запомнить. Затем, через паузу в 900 миллисекунд, показали почти то же самое изображение, в котором одна из фигур чуть изменила положение. Испытуемому надо было лишь нажать кнопку «Да», если что-то изменилось в картинке, или «Нет», если картинка та же. Это было довольно просто, но с этим заданием многозадачники справлялись чуть хуже, чем немногозадачники. Затем ситуацию усложнили — стали отвлекать внимание тестируемых, добавляя в рисунок лишние прямоугольники, но другого цвета — сначала два, потом четыре, потом шесть, но само задание оставалось тем же. И вот тут разница была заметной. Оказалось, что многозадачников сбивают с толку отвлекающие маневры, им труднее сосредоточиться на задаче, они чаще ошибаются.

«Я опасаюсь, что цифровые технологии инфантилизируют мозг, превращая его в подобие мозга маленьких детей, которых привлекают жужжащие звуки и яркий свет, которые не могут концентрировать внимание и живут настоящим моментом», — говорит Сьюзен Гринфилд.

Спасение утопающих — дело рук... родителей

Помешательство на цифровых технологиях, невозможность ни на минуту расстаться со смартфоном, планшетом или ноутбуком влекут за собой и множество других разрушительных последствий для детей и подростков. Сидение в течение восьми часов в день только за экранами неизбежно влечет за собой ожирение, эпидемию которого среди детей мы наблюдаем, проблемы с опорно-двигательным аппаратом, различные невралгические расстройства. Психиатры отмечают, что все больше детей подвержено ментальным расстройствам, тяжелым депрессиям, не говоря уже о случаях тяжелой зависимости от Интернета. Чем больше времени подростки проводят в социальных сетях, тем сильнее они чувствуют себя одинокими. Сотрудники Корнельского университета в исследованиях 2006—2008 годов показали, что приобщение детей к экранам с раннего детства служит триггером расстройств аутистического спектра. Социализация подростков, черпающих модели поведения в Интернете и соцсетях, терпит крах, способность к эмпатии стремительно снижается. Плюс немотивированная агрессия... Обо всем этом пишут и говорят наши герои, и не только они.

Производители гаджетов стараются не замечать эти исследования, и это понятно: цифровые технологии — гигантский бизнес, нацеленный на детей как на самую перспективную аудиторию. Какой родитель откажет своему любимому чаду в планшете? Это так модно, так современно, и ребенок так хочет его заполучить. Ведь ребенку надо дать все самое лучшее, он не должен быть «хуже других». Но, как отмечает Арик Сигман, дети любят конфеты, однако это не повод кормить их конфетами на завтрак, обед и ужин. Так и любовь к планшетам — не повод повсеместно внедрять их в детских садах и школах. Всему свое время. Вот и председатель совета директоров Google Эрик Шмидт выражает беспокойство: «Я до сих пор считаю, что читать книгу — это лучший способ действительно узнать что-то. И я волнуюсь, что мы теряем это».

Не стоит бояться, что ваш ребенок упустит время и не освоит вовремя все эти гаджеты. Специалисты утверждают, что никаких специальных способностей для такого освоения человеку не требуется. Как сказал С.В.Медведев, директор Института мозга человека РАН, стучать по клавишам можно научить и обезьяну. Цифровые устройства — это игрушки для взрослых, точнее, не игрушки, а инструмент, помогающий в работе. Нам, взрослым, все эти экраны не страшны. Хотя злоупотреблять ими тоже не стоит и лучше запоминать и искать дорогу без навигатора, чтобы тренировать свою память и способности к ориентированию в пространстве — отличное упражнение для мозга (см. рассказ о Нобелевской премии по физиологии или медицине, «Химия и жизнь», № 11, 2014). Лучшее, что вы можете сделать для своего ребенка, это не покупать ему планшет или смартфон, пока он не выучится как следует и не сформирует свой мозг, считает Манфред Шпитцер.

А что же гуру цифровой индустрии? Разве они не беспокоятся о своих детях? Еще как беспокоятся и потому принимают соответствующие меры. Шоком для многих стала статья в «Нью-Йорк таймс» в сентябре этого года, в которой Ник Билтон приводит фрагмент своего интервью 2010 года со Стивом Джобсом:

«— Ваши дети, наверное, без ума от айпада?

— Нет, они им не пользуются. Мы ограничиваем время, которое дети тратят дома на новые технологии».

Оказывается, Стив Джобс запрещал своим троим детям- подросткам использовать гаджеты по ночам и в выходные дни. Никто из детей не мог появиться на ужине со смартфоном в руках.

Крис Андерсон, главный редактор американского журнала «Wired», один из основателей 3DRobotics, ограничивает своих пятерых детей в использовании цифровых устройств. Правило Андерсона — никаких экранов и гаджетов в спальне! «Я, как никто другой, вижу опасность в чрезмерном увлечении Интернетом. Я сам столкнулся с этой проблемой и не хочу, чтобы эти же проблемы были у моих детей».

Эван Уильямс, создатель сервисов Blogger и Twitter, разрешает двоим своим сыновьям использовать планшеты и смартфоны не дольше часа в день. А Алекс Константинопл, директор OutCast Agency, ограничивает использование планшетов и ПК в доме 30 минутами в день. Ограничение касается детей 10 и 13 лет. Младший пятилетний сын вообще не использует гаджеты.

Вот вам и ответ на вопрос «что делать?». Говорят, что сегодня в США, в семьях образованных людей, начала распространяться мода на запрет использования гаджетов детьми. Оно и правильно. Ничто не может заменить биологической коммуникации между людьми, живого общения родителей с детьми, учителей с учениками, сверстников со сверстниками. Человек — существо биологическое и социальное. И тысячу раз правы родители, которые водят своих детей в кружки, читают им книжки на ночь, вместе обсуждают прочитанное, проверяют домашние задания и заставляют переделывать, если оно сделано левой ногой, накладывают ограничения на использование гаджетов. Лучших инвестиций в будущее ребенка придумать невозможно.

www.aum.news

что это за болезнь, причины, симптомы и лечение

Современные учителя, психиатры и нейрофизиологи привлекают внимание общества к проблеме слишком большого увлечения детей и подростков гаджетами, смартфонами, планшетами. Память без необходимой тренировки ухудшается. Школьники с трудом концентрируются на чем-то одном, быстро устают, хуже учатся.

Цифровая деменция: что это за болезнь

Глубокое погружение в цифровой мир молодого поколения и детей приводит к ухудшению памяти и рассеянности, утверждают нейрологи. Цифровое слабоумие появляется у тех, кто постоянно считает на калькуляторе, даже не утруждая себя проверить в уме приблизительно ожидаемый результат.

Врачи и ученые обеспокоены этим вопросом, потому что давно известно, что мозг фантастически пластичен. Чем больше он работает, тем больше в нем образуется новых клеток и связей. Он «строит» сам себя.

Стадии развития и прогноз продолжительности жизни

Современные мальчики чаще играют в виртуальную «войнушку», чем в казаки-разбойники во дворе, на свежем воздухе. У детей стали слабее мышцы, задания в 11 лет школьники выполняют на уровне восьмилеток прошлых лет.

Цифровая деменция начинается с того, что ребенок не хочет делать уроки, пока не поиграет в компьютерную игру. Родители не могут оторвать его от монитора, им приходится приносить еду прямо на рабочий компьютерный стол, чтобы подросток не сидел голодным.

Вторая стадия переходит в зависимость от виртуального мира. Подросток становится грубым, если ему мешают играть или выключают компьютер.

Тяжелая стадия иногда приводит к тому, что ребенок так сильно переживает события, происходящие на экране, что кончает жизнь самоубийством. Известны случаи, когда дети переносят игру в «стрелялки» в реальную жизнь и занимаются настоящим убийством.

Происходит это по той причине, что дети теряют ориентир. Они не могут правильно проанализировать события и отличить реальные события от виртуальных. Не способны понять опасность, к которой их приводят игры в самоубийства.

Что делать родственникам

Родители должны оказывать больше внимания своему ребенку. Не стоит ругаться с ним из-за компьютера. Но следует объяснить, что это прибор, который существует для того, чтобы избавить человека от рутинного труда. Не стоит увлекаться играми до такой степени, чтобы губить свою жизнь.

Если вы пойдете с детьми в парк, предложите покататься на велосипедах, покачаться на качелях, побегать в «ловитки» всей семьей, ребенок узнает много нового и увидит, что это тоже весело.

Возьмите сына с собой на рыбалку. Покажите, как искать червей. Вместе пропалывать грядки и высаживать рассаду полезно для развития мелкой моторики. К тому же дети будут знать, что морковка растет в земле, а не на полках в магазине.

Помогите ребенку расширить свой кругозор, подарите свою любовь, время и заботу.

Причины цифрового слабоумия

Слишком большой объем информации, который сегодня стараются впихнуть в головы школьников, приводит к тому, что они вынуждены постоянно обращаться к помощи электронных устройств.

Дошло до того, что учителю лень продиктовать школьникам домашнее задание. Преподаватель показывает детям страницу, которую они должны сфотографировать своими телефонами. Успели ученики сделать это, или не успели, учителю все равно. К тому же не у всех может быть телефон с камерой.

Конечно, ребенку тоже приходится осваивать много новой информации. Он должен помнить, на какую кнопку и когда нажать, чтобы гаджет показал ту или иную информацию. Однако, углубленное изучение печатных текстов дает больше работы мозгу, чем память о том, где какая кнопка и для чего.

Современные дети вынуждены запоминать, как работать с одним и другим прибором. Ведь каждый день выпускаются новые и новые технические игрушки. Но помнить долго об этом нет смысла, ведь скоро выйдет новая версия.

Общество, нацеленное на бесконечное накопление денег, безразлично к своим детям. Они чувствуют свое одиночество и страдают от этого. Это приводит к депрессиям, эмоциональным срывам и иногда к самоубийству.

Симптомы

Цифровое слабоумие выражается в том, что кассирша в кассовом аппарате складывает 1+3 и не замечает, что в результате вышло 4000. Она настолько доверяет прибору, так редко считает самостоятельно, что даже не в силах понять, что 4 и 4000 – это разные результаты.

Одновременно современный ученик решает домашние задачки, пишет СМС –ки, проверяет е-мейл и смотрит телевизор. Но, выясняется, что это не положительно влияет на развитие мозга. Если сосредоточиться на чем-то одном, мозг работает лучше.

Конечно, те дети, которые играют на компьютере гораздо умнее тех, кто вместо школы посещает подвалы, где нюхает клей и колет наркотики, пьет водку.

Но все хорошо в меру и к месту. Компьютер не должен замещать все аспекты настоящей жизни.

Диагностика

В Стэнфордском университете среди студентов проводили различные тесты. Молодых людей разделяли на разные группы, тех кто больше увлекается гаджетами и меньше. Студенты, которые считали себя многозадачниками, справлялись с поставленными вопросами немного хуже тех, кто умеет концентрироваться на чем-то одном.

Корейские врачи заметили, что у детей замечены нарушения памяти, депрессии, нарушение когнитивных функций.

Если вы решили проверить своего ребенка, понять, есть ли у него цифровое слабоумие, надо пойти к неврологу вместе с ним, побеседовать. Врач назначит общее обследование крови, мочи.

При необходимости можете обследовать мозг, новым оборудованием МРТ. Магнитные поля не вредят человеку. Хотя подвергать ребенка разного рода облучениям не стоит.

Лучше пойдите с ним в лес, собирать грибы.

Лечение цифровой деменции

Лечением можно признать работу для правого, недоразвитого полушария, которое отвечает за концентрацию внимания, мышление и воспоминания.

Препараты

Для улучшения памяти есть Пирацетам, Ноотропил. Чтобы улучшить настроение ребенку, ему подойдет валериана.

Народные методы

Катание с горки на санках, дальние походы в тайгу. Летом можно построить вместе с подростком плот. Всей семьей на этом плоту проплыть по реке много километров, открывая каждый день для себя новые пейзажи и красоты.

В деревне у бабушки дети могут научиться топить печь, доить козу, пасти коров, собирать ягоды и грибы, варить варенье.

Такое богатство впечатлений построит в мозгу у подростков множество новых цепочек нейронов и заставит их работать.

Питание, диета

Свежие овощи и фрукты, каши из крупы, молочные продукты, постное мясо, полезны для растущего организма. Сливочное масло по утрам необходимо для работы мозга.

Грецкие орехи, еще зеленые, полны натурального железа. Достаточное количество гемоглобина улучшает снабжение мозга кислородом. Витамины, яйца, рыба тоже нужны молодым людям.

Разнообразное питание, в которое не входят алкоголь, излишки жирных кремов, копченостей, улучшают работу головы.

Упражнения

Любые подвижные игры, теннис, волейбол, баскетбол, гимнастика, прыжки в высоту и длину, танцы, балет полезны для того, чтобы у подростка не развивалось слабоумие.

Зарядку для головы тоже не стоит забывать. Ребусы, загадки, головоломки, шашки, полезны для извилин головы. Таблица умножения, выученная наизусть, просто необходима каждому ученику.

Профилактика

Учить стихи, заданные в школе, стараться выполнять задания, не отвлекаясь на телевизор и разговоры по телефону. Читать те книги, которые задают на летние каникулы.

Учителям следует обратить внимание на излишки информации в школе. Информатика нужна сегодня, но уроки труда и домоводства тоже не лишние.

Сложные движения руками развивают мозг.

www.pamyatinet.ru

Вирус цифрового слабоумия. Как гаджеты влияют на современных детей? | Здоровье ребенка | Здоровье

Жертвы интернета

Говорят, что в мозге цифрового поколения происходят изменения, похожие на раннюю стадию старческого слабоумия и даже как после черепно-мозговой травмы. По данным учёных, радиус активности детей с 1970 г. сократился на 90%! Дети вместо игр на улице сидят дома, уткнувшись в свои смартфоны и компьютеры. Притом что растущему мозгу для развития необходимо как можно больше внешних стимулов, чтобы научиться принимать решения, сопереживать, контролировать свои поступки. А если взаимодействие с живыми людьми сведено к минимуму, а физический мир заменяется виртуальным, если запоминать информацию нет нужды, потому что можно найти в Интернете, то участки мозга, отвечающие за память, самоконтроль и т. д., а­трофируются за ненадобно­стью. 

«Скорее всего, справедлива теория о том, что регулярное использование гаджетов с дет­ства влияет на способность к концентрации: она становится значительно ниже, и это может мешать качеству работы, особенно в тех случаях, когда требуются усидчивость и сосредоточенность, например, в математике и других точных науках, - считает старший научный сотрудник лаборатории когнитивных исследований И­нститута общественных наук РАНХиГС Кирилл Хломов. - Но есть и обратная сторона медали. В сегодняшнем мире мы живём на высоких скоростях: очень быст­ро происходит обмен информацией, наблюдаются изменения во многих областях, и человеку нужно уметь к ним приспосабливаться. Так вот у тех детей, которые активно пользуются гаджетами и компьютерами, гораздо сильнее развиваются структуры мозга, позволяющие быстро переключаться на разные задачи и отслеживать сразу несколько процессов - управление проектами, современные СМИ или другая работа с информацией». 

Такое рассеянное внимание и невозможность концентрации на длинных текстах, сложных проблемах объясняют отчасти тот факт, что нынешние школьники подчас с трудом справляются с задачами, которые решали их сверстники лет 20-30 назад. 

Одинокие и депрессивные

Другая важная черта современных подростков - нежелание взрослеть и брать на себя ответственность. Вся их жизнь оказывается сосредоточенной в смартфоне или компьютере, поэтому выходить из дома, искать работу (можно же делать вид, что учишься) просто не нужно.

«У детей формируется такой тип мышления, что, если задача сложная и её не хочется решать, можно просто переключиться на что-то другое, - продолжает К. Хломов. - Например, надо написать эссе или сочинение, но ты просто находишь готовое сочинение, меняешь в нём какие-то слова, запятые - и всё. Зачем лишний раз напрягаться, если всё есть в Интернете? Таким образом подростки привыкают избегать ситуаций, когда им тяжело и нужно преодолевать трудности».

Добавьте к этому сокращённый сон. Многие подростки теперь спят меньше 7 часов (и телефон даже во время сна всегда под подушкой), тогда как норма - 9 часов. Недостаток сна приводит к ожирению и повышенному давлению, способ­ствует развитию депрессии и тревожности. А учёные утверждают: существенные изменения в психическом здоровье появляются, когда человек ежедневно проводит в Сети больше 2 часов в день. И тут уж не до развития мозга. 

Справедливости ради стоит сказать, что не все используют Интернет только для развлечений. Есть подростки, которые готовы применять Интернет и соцсети для образования. И здесь возможности тоже безграничны: онлайн-лекции университетского уровня, приложения, образовательные фильмы и т. д. 

Кстати, вот и ещё факт: среди нынешних подростков стало меньше ранних беременностей. Снижение сексуальной активности тоже связано c любовью к гаджетам. Причём не только дети, но и взрослые стали менять близость и общение друг с другом на соцсети. Даже телефонные звонки всё больше устаревают: более удобным и корректным считается сообщить о чём-то в мессенджере или по электронной почте, особенно когда речь идёт о рабочих вопросах.

«В будущем одиночество, тревожно-депрессивные нарушения будут превалировать над остальными типами расстройств, - говорит К. Хломов. - Если общество 1980-х - начала 2000-х называли нарциссическим, обществом достижений, то следующий этап - общество диффузно-депрессивное. И одна из задач, которые выполняют гаджеты, - снижать наш уровень возбуждения, уровень тревоги, напряжения. Сейчас стало гораздо меньше конфликтов в метро: все просто уткнулись в свои теле­фоны, и вся тревога, напряжение утилизируются в мелкую моторику, в движения рук. Обычно, когда у детей пере­избыток возбуждения, что для них нормально, особенно для трёхлетних, они бегают, кричат. Чтобы они могли уснуть, раньше их вечером водили на прогулки. А сейчас дают в руки планшет».

Гаджеты как замена родителей

«Но нельзя только гаджеты винить в изменениях, происходящих с детьми, - считает доцент департамента психологии НИУ «ВШЭ» Елена Чеботарёва. - Причина неприятно­стей - ослабление связей между родителями и детьми. У современных мам и пап нет возможности уделять детям достаточно времени. Нехватку родительского внимания подросткам восполняют смарт­фоны. Вырастающие в итоге «не такими» дети - побочный эффект этого восполнения. 

Мне приходится наблюдать очень разных подростков. Многие из них рвутся погулять, но родители не пускают - страшно, некому проследить, нет времени познакомиться с друзьями, с которыми он гуляет. Лучше пусть в планшете ковыряется. Такие дети позже взрослеют, не стремятся к самостоятельности. Потому что, опять же, страшно. Вот и сидят подросшие дети в Сети, не зная, чем ещё занять себя. 

Чтобы изменить ситуацию, запреты на использование гаджетов не помогут. Родителям надо напрячься, понять, чем интересуется подросток, и вывести на тропинку к другой жизни - показать, что в ней есть квесты, тематические вечера в кино­театрах, экскурсии и т. д. Увы, во многих подобных историях чаще всего сдаются именно родители и идут по пути наименьшего сопротивления - отдают ребёнку в­ожделенный гаджет».

aif.ru

Цифровое слабоумие » Нет реформе образования! Мы против Закона 83-ФЗ

Цифровое слабоумие

Публикую интересную статью, которой почти 5 лет, и комментарий на злобу дня.

Цифровое слабоумие — это не шутка, а диагноз. Термин «digital dementia» пришел из Южной Кореи, раньше всех ставшей на путь оцифровывания страны. Сегодня 83,8 % жителей Южной Кореи имеют доступ в Интернет, у 73% корейцев есть смартфон (в США у 56,4 %, в России у 36,2 %). В 2007 году специалисты стали отмечать, что все больше подростков, представителей цифрового поколения, страдают потерей памяти, расстройством внимания, когнитивными нарушениями, подавленностью и депрессией, низким уровнем самоконтроля. Исследование показало, что в мозгу этих пациентов наблюдаются изменения, схожие с теми, что появляются после черепно-мозговой травмы или на ранней стадии деменции — слабоумия, которое обычно развивается в старческом возрасте.

Массовое помешательство на смартфонах и прочих цифровых гаджетах — неизбежное следствие технологической революции, охватившей все страны. Смартфоны стремительно покоряют мир, точнее сказать, практически его завоевали. По прогнозам журнала «The Wall Street Journal», в 2017 году обладателями смартфонов станут уже 84,8 % населения Южной Кореи (80% — Германии, Японии, США, 69 % — России). Вместе со смартфонами и прочими гаджетами вирус цифрового слабоумия проникает во все страны и все слои общества. Он не знает географических и социальных границ.

Герои

По запросу «digital dementia» (цифровое слабоумие) Google выдаст около 10 миллионов ссылок на английском языке (на запрос «digital dementia research» — около 5 миллионов), на «цифровое слабоумие» — чуть больше 40 тысяч ссылок на русском. Эту проблему мы пока не осознали, поскольку позже присоединились к цифровому миру. Систематических и целенаправленных исследований в этой области в России тоже почти что нет. Однако на Западе количество научных публикаций, касающихся влияния цифровых технологий на развитие мозга и здоровье нового поколения, нарастает год от года. Нейробиологи, нейрофизиологи, физиологи мозга, педиатры, психологи и психиатры рассматривают проблему с разных сторон. Так постепенно накапливаются разрозненные результаты исследований, которые должны сложиться в цельную картинку.

Этот процесс требует времени и более обширной статистики, он только начался. Тем не менее общие контуры картины уже видны благодаря усилиям известных специалистов, которые обобщают научные данные и стараются донести их понятную интерпретацию до общества. Среди них — директор психиатрического госпиталя при университете в Ульме (Германия), основатель Центра нейронаук и обучения, психиатр и нейрофизиолог Манфред Шпитцер(«Digitale Demenz: wie wir uns und unsere Kinder um den Verstand bringen», München: Droemer, 2012; перевод «Антимозг. Цифровые технологии и мозг», Москва, Издательство АСТ, 2014), известный британский нейробиолог, профессор Оксфордского университета баронесса Сьюзен Гринфилд («Mind Change. How digital technologies are leaving their marks on our brains», Random House, 2014), молодой британский биолог, доктор Арик Сигман, подготовивший в 2011 году специальный доклад для Европарламента «The Impact Of Screen Media On Children: A Eurovision for parliament». А еще — специалист в области дошкольного образования Сью Палмер («Toxic Childhood», Orion, 2007), американский педиатр Крис Роун(«Virtual Child: The terrifying truth about what technology is doing to children», Sunshine Coast Occupational Therapy Inc., 2010) и другие.

Остановить технический прогресс нельзя, разве что случится глобальный коллапс. И никто не хочет прослыть ретроградом, консерватором, несовременным человеком, противником новых технологий. Тем не менее перечисленные выше герои-просветители не только написали книги, ставшие бестселлерами, но и не жалеют времени на выступления в Бундестаге, в Палате лордов и в прочих высоких собраниях, на радио и телевидении. Зачем? Чтобы рассказать обществу о рисках, которые несут новые цифровые технологии подрастающему поколению и которые должны учитывать политики, экономисты и родители, принимающие решения. В жестких публичных дискуссиях дело порой доходит до непарламентских выражений. Во всяком случае, ярлык «мракобес» уже прилепили к Манфреду Шпитцеру, и он регулярно получает угрозы по электронной почте. К счастью, ему на это наплевать. У него шестеро детей, ради которых он все это делает. Манфред Шпитцер признается, что не хочет спустя годы услышать от своих выросших детей упрек: «Папа, ты же все это знал! Почему же молчал?»

Давайте сразу примем к сведению, что никто из перечисленных авторов не имеет ничего против новых цифровых технологий как таковых: да, они обеспечивают удобство, ускоряют и облегчают многие виды деятельности. И все перечисленные эксперты, безусловно, пользуются Интернетом, мобильными телефонами и прочими устройствами, помогающими в работе. Речь лишь о том, что у новых технологий есть оборотная сторона: они опасны для детства и отрочества, и это необходимо учитывать. Паровоз, пароход, самолет, легковой автомобиль тоже были гениальными изобретениями человечества, изменившими его среду обитания, хотя и вызывали жаркие дискуссии в свое время. Но ведь мы не сажаем за руль младенца, не даем ему в руки штурвал, а ждем, пока он вырастет и сформируется во взрослого человека. Так почему же мы, не успев оторвать малыша от груди, суем ему в руки планшет? Ставим дисплеи в детских садах и на каждой школьной парте?

Производители цифровых устройств требуют однозначных доказательств возможной опасности гаджетов и сами заказывают исследования, чтобы показать, что от смартфонов, планшетов и Интернета одна лишь польза детям. Оставим в стороне рассуждения о заказных исследованиях. Настоящие ученые всегда осторожны в своих высказываниях и оценках, это неотъемлемая часть их менталитета. Манфред Шпитцер и Сьюзен Гринфилд тоже демонстрируют в своих книгах корректность в суждениях, дискуссионность того или иного аспекта проблемы. Да, мы многое знаем о том, как развивается и работает мозг, как функционирует наш организм. Но далеко не всё, и полное знание вряд ли достижимо.

Однако, на мой взгляд, судя по прочитанным книгам и статьям, свидетельств потенциальной опасности цифровых технологий для растущего мозга более чем достаточно. Но в данном случае это даже и не важно, потому что помимо исследований есть интуиция мастерства, интуиция профессионалов, посвятивших большую часть своей жизни той или иной области науки. Накопленного знания им достаточно, чтобы предвидеть развитие событий и возможные последствия. Так почему бы не прислушаться к мнению умных и опытных людей?

Время, мозг и пластичность

Главный фактор во всей этой истории — время. Страшно представить, что семилетний ребенок в Европе провел у экранов больше года (по 24 часа в сутки), а 18-летний европеец — больше четырех лет! С этих шокирующих цифр начинается доклад Арика Сигмана Европарламенту. Сегодня западный подросток в среднем тратит на «общение» с экранами около восьми часов в сутки. Это время — украденное у жизни, поскольку оно использовано впустую. Оно не потрачено на разговоры с родителями, на чтение книг и музыку, на спорт и «казаки-разбойники» — ни на что из того, чего требует формирующийся мозг ребенка.

Вы скажете, время теперь другое, поэтому дети другие и мозги у них иные. Да, время другое, а вот мозг тот же, что и тысячу лет назад, — 100 миллиардов нейронов, каждый из которых связан с десятью тысячами себе подобных. Эти 2% нашего тела (по массе) по-прежнему потребляют более 20% энергии. И пока нам в голову вместо мозга не вставили чипы, мы носим в себе 1,3—1,4 килограмма серого и белого вещества, по форме похожего на ядро грецкого ореха. Именно этот совершенный орган, в котором хранятся память о всех событиях нашей жизни, наши умения и наш талант, и определяет суть неповторимой личности.

Нейроны общаются между собой, обмениваясь электрическими сигналами, каждый из которых длится одну тысячную секунды. «Увидеть» динамическую картину мозга в то или иное мгновение пока невозможно, поскольку современные технологии сканирования мозга дают картинки с разрешением в секунды, самые новейшие приборы — десятые доли секунды. «Поэтому сканы мозга подобны викторианским фотографиям. Они показывают статичные дома, но исключают любые движущиеся объекты — людей, животных, которые двигались слишком быстро для выдержки фотоаппарата. Дома прекрасны, но они не дают исчерпывающую картину — картину в целом», — пишет Сьюзен Гринфилд. И тем не менее мы можем следить за изменениями, происходящими в мозгу со временем. Более того, сегодня появилась техника, позволяющая наблюдать активность единичного нейрона с помощью электродов, помещаемых в мозг.

Исследования дают нам понимание того, как развивается и работает наш главный орган. Этапы созревания и развития мозга оттачивались сотнями тысяч лет, эту устоявшуюся систему никто не отменял. Никакие цифровые и клеточные технологии не могут изменить срок вынашивания человеческого плода — девять месяцев в норме. Точно так же и с мозгом: он должен созреть, вырасти в четыре раза, построить нейронные связи, укрепить синапсы, обзавестись «оболочкой для проводов», чтобы сигнал в мозгу проходил быстро и без потерь. Вся эта гигантская работа происходит до двадцатилетнего возраста. Это не значит, что дальше мозг не развивается. Но после 20-25 лет он делает это медленнее, более прецизионно, достраивая деталями тот фундамент, который был заложен к 20 годам.

Одно из уникальных свойств мозга — пластичность, или способность к адаптации к той среде, в которой он находится, то есть к обучению. Впервые об этом удивительном свойстве мозга заговорил философ Александр Бэйн в 1872 году. А двадцать два года спустя великий испанский анатом Сантьяго Рамон-и-Кахаль, ставший основоположником современной нейробиологии, ввел термин «пластичность». Благодаря этому свойству мозг сам строит себя, отзываясь на сигналы из внешнего мира. Каждое событие, каждое действие человека, то есть любой его опыт, порождают в нашем главном органе процессы, которые должны запомнить этот опыт, оценить его, выдать верную с точки зрения эволюции реакцию человека. Так среда и наши действия формируют мозг.

В 2001 году британские газеты облетела история Люка Джонсона. Сразу после рождения Люка выяснилось, что его правая рука и нога не двигаются. Врачи установили, что это результат травмы левой стороны мозга во время беременности или в момент рождения. Однако буквально через несколько лет Люк смог в полной мере пользоваться правой и левой ногой, потому что их функции были восстановлены. Каким образом? В течение первых двух лет жизни с Люком делали специальные упражнения, благодаря которым мозг сам себя модернизировал — перестроил нервные пути так, чтобы сигнал шел в обход поврежденного участка мозговой ткани. Упорство родителей и пластичность мозга сделали свое дело.

Наука накопила много удивительных исследований, иллюстрирующих фантастическую пластичность мозга. В 1940-х годах физиолог Дональд Хэб (Donald Hebb) взял несколько лабораторных крыс к себе домой и выпустил «на волю». Через несколько недель крыс, побывавших на свободе, исследовали с помощью традиционных тестов — проверили умение решать задачи в лабиринте. Все они показали превосходные результаты, сильно отличающиеся в лучшую сторону от результатов их собратьев, не покидавших лабораторных боксов.

С тех пор выполнено огромное количество экспериментов. И все они доказывают, что богатая окружающая среда, приглашающая к исследованию, позволяющая открыть что-то новое, — мощнейший фактор развития мозга. Тогда, в 1964 году, и появился термин «средовое обогащение» (environmental enrichment). Богатая внешняя среда вызывает спектр изменений в мозгах животных, причем все изменения — со знаком «плюс»: увеличиваются размеры нейронов, сам мозг (вес) и его кора, у клеток появляется больше дендритных отростков, которые расширяют ее способности к взаимодействию с другими нейронами, утолщаются синапсы, укрепляются связи. Также возрастает производство новых нервных клеток, ответственных за обучение и память, в гиппокампе, зубчатой извилине и мозжечке, а количество спонтанных самоубийств нервных клеток (апоптоз) в гиппокампе крыс уменьшается на 45%! Все это более выражено у молодых животных, но и у взрослых имеет место.

Влияние окружающей среды может быть столь сильным, что дрогнут даже генетические предопределенности. В 2000 году в «Nature» была опубликована статья «Отсрочка проявления болезни Хантингтона у мышей» (Van Dellen et al., «Delaying the onset of Huntington’s in mice», 2000, 404, 721—722, doi:10.1038/35008142). Сегодня это исследование стало классическим. С помощью генной инженерии исследователи создали линию мышей, страдающих болезнью Хантингтона. У человека на ранних стадиях она проявляется в нарушении координации, беспорядочных движениях, когнитивных нарушениях, а затем приводит к распаду личности — атрофии коры головного мозга. Контрольная группа мышей, жившая в стандартных лабораторных боксах, постепенно угасала, демонстрируя от теста к тесту постоянное и быстрое ухудшение. Экспериментальную группу поместили в другие условия — большое пространство с множеством объектов для исследования (колеса, лестницы и многое другое). В такой стимулирующей среде болезнь начинала проявляться значительно позже, причем степень нарушения движений была меньше. Как видите, даже в случае генетического заболевания природа и воспитание могут успешно взаимодействовать.

Дайте мозгу пищу

Итак, накопленные результаты показывают, что животные, проводящие время в обогащенной среде, демонстрируют значительно лучшие результаты на пространственную память, показывают общее возрастание когнитивных функций и способности к обучению, решению проблемных задач и скорости обработки информации. У них понижен уровень тревожности. Более того, обогащенная внешняя среда ослабляет прошлый негативный опыт и даже в значительной степени ослабляет генетический груз. Внешняя среда оставляет важнейшие следы в наших мозгах. Подобно тому как растут мускулы во время тренировок, то же делают и нейроны, обзаводясь большим количеством отростков, а значит — более развитыми связями с другими клетками.

Если окружающая среда воздействует на структуру мозга, то может ли на нее воздействовать и активное мышление, «приключения духа»? Может! В 1995 году нейробиолог Альваро Паскуаль-Леоне (Alvaro Pascual-Leone) вместе со своей исследовательской группой выполнил один из самых впечатляющих и часто цитируемых экспериментов. Исследователи сформировали три группы из взрослых добровольцев, которые никогда не играли на пианино, и поместили их в одинаковые экспериментальные условия. Первая группа была контролем. Вторая выполняла упражнения, чтобы научиться играть на пианино одной рукой. Через пять дней ученые просканировали мозг испытуемых и обнаружили значимые изменения у членов второй группы. Однако самой примечательной была третья группа. От ее участников требовалось лишь мысленно представлять, что они играют на пианино, но это были серьезные, регулярные умственные упражнения. Изменения в их мозгу показали почти сходную картину с теми (вторая группа), кто физически тренировался игре на пианино.

Мы сами формируем свой мозг, а значит — свое будущее. Все наши действия, решение сложных задач и глубокие размышления — все оставляет следы в нашем мозгу. «Ничто не может заменить того, что дети получают от собственного, свободного и независимого мышления, когда они исследуют физический мир и сталкиваются с чем-то новым», — считает британский профессор психологии Таня Бирон.

С 1970 года радиус активности детей, или количество пространства вокруг дома, в котором дети свободно исследуют окружающий мир, сократилось на 90%. Мир сжался почти до размеров экрана планшета. Теперь дети не гоняют по улицам и дворам, не лазают по деревьям, не пускают кораблики в прудах и лужах, не прыгают по камням, не бегают под дождем, не болтают друг с другом часами, а сидят, уткнувшись в смартфон или планшет, — «гуляют», отсиживая попу. А ведь им надо тренировать и наращивать мышцы, знакомиться с рисками внешнего мира, учиться взаимодействовать со сверстниками и сопереживать им. «Удивительно, как быстро сформировался совершенно новый тип среды, где вкус, обоняние и осязание не стимулируются, где большую часть времени мы сидим у экранов, а не гуляем на свежем воздухе и не проводим время в разговорах лицом к лицу», — пишет Сьюзен Гринфилд. Есть о чем волноваться.

Чем больше внешних стимулов в детстве и отрочестве, тем активнее и быстрее формируется мозг. Вот почему так важно, чтобы ребенок физически, а не виртуально исследовал мир: копался в земле в поисках червяков, вслушивался в незнакомые звуки, ломал предметы, чтобы понять, что внутри, разбирал и безуспешно собирал устройства, играл на музыкальных инструментах, бегал и плавал наперегонки, боялся, восхищался, удивлялся, озадачивался, находил выход из положения, принимал решения… Именно это нужно растущему мозгу сегодня, как и тысячу лет назад. Ему нужна пища — опыт.

Впрочем, не только пища. Нашему мозгу нужен сон, хотя он в это время совсем не спит, а активно работает. Весь опыт, приобретенный за день, мозг должен тщательно переработать в спокойной обстановке, когда ничто не отвлекает его, поскольку человек недвижим. За это время мозг совершает важнейшие действия, которые Шпитцер описывает в терминах электронной почты. Гиппокамп опустошает свой почтовый ящик, рассортировывает письма и раскладывает по папкам в коре головного мозга, где обработка писем завершается и формируются ответы на них. Вот почему утро вечера мудренее. Д.И. Менделеев действительно мог впервые увидеть во сне Периодическую таблицу, а Кекуле — формулу бензола. Решения часто приходят во сне, потому что мозг не дремлет.

Неспособность вылезти из Интернета и соцсетей, оторваться от компьютерных игр катастрофически сокращает время сна у подростков и приводит к его серьезным нарушениям. Какое уж тут развитие мозга и обучение, если с утра болит голова, одолевает усталость, хотя день еще только начинается, и никакие школьные занятия не идут впрок.

Но как сидение в Интернете и соцсетях может изменить мозг? Во-первых, однообразное времяпрепровождение резко ограничивает количество внешних стимулов, то есть пищи для мозга. Он не получает достаточного опыта, чтобы развить важнейшие участки, ответственные за сопереживание, самоконтроль, принятие решений и пр. То, что не работает, отмирает. У человека, переставшего ходить, атрофируются мышцы ног. У человека, не тренирующего память каким бы то ни было запоминанием (а зачем? все в смартфоне и навигаторе!), неизбежно возникают проблемы с памятью. Мозг может не только развиваться, но и деградировать, его живые ткани могут атрофироваться. Пример тому — цифровое слабоумие.

Канадский нейропсихолог Брайан Колб (Bryan Kolb), один из ведущих экспертов в области развития мозга, так говорит о предмете своего исследования: «Все, что меняет ваш мозг, меняет ваше будущее и то, кем вы будете. Ваш уникальный мозг — не только продукт ваших генов. Он формируется вашим опытом и образом жизни. Любые изменения в мозгу отражаются в поведении. Справедливо и обратное: поведение может изменять мозг».

Мифы

В сентябре 2011 года уважаемая британская газета «Дейли телеграф» опубликовала открытое письмо 200 британских учителей, психиатров, нейрофизиологов. Они пытались привлечь внимание общества и людей, принимающих решения, к проблеме погружения детей и подростков в цифровой мир, которое драматически сказывается на их способности к обучению. Спросите любого учителя, и он вам скажет, что учить детей стало несоизмеримо труднее. Они плохо запоминают, не могут сконцентрировать внимание, быстро устают, стоит отвернуться — немедленно хватаются за смартфон. В такой ситуации трудно рассчитывать, что школа научит ребенка думать, потому что в его мозгу просто нет материала для думания.

Хотя многие оппоненты нашим героям будут возражать: все наоборот, дети теперь такие умные, они из Интернета нахватывают гораздо больше информации, чем мы в свое время. Только вот проку от этого ноль, поскольку информация не запоминается.

Запоминание напрямую связано с глубиной переработки информации. Манфред Шпитцер приводит показательный пример — тест на запоминание. Это несложное исследование может выполнить любой. Трем группам подростков предложили вот такой странный текст:

бросать — МОЛОТОК — светится — глаз — ЖУРЧАТЬ — бе- жать — КРОВЬ — КАМЕНЬ — думать — АВТОМОБИЛЬ — клещ — ЛЮБИТЬ — облако — ПИТЬ — видеть — книга — ОГОНЬ — КОСТЬ — кушать — ТРАВА — море — катить — железо — ДЫШАТЬ.

Участников первой группы просили указать, какие слова написаны строчными буквами, а какие — прописными. Задание участникам второй группы было посложнее: указать, что из перечисленного — существительное, а что — глагол. Самое сложное досталось участникам третьей группы: им надо было отделить одушевленное от неодушевленного. Через несколько дней всех тестируемых попросили припомнить слова из этого текста, с которыми они работали. В первой группе вспомнили 20% слов, во второй — 40%, в третьей — 70%!

Понятно, что в третьей группе основательнее всего работали с информацией, здесь приходилось больше думать, потому она и запомнилась лучше. Именно этим занимаются на уроках в школе и при выполнении домашнего задания, именно это и формирует память. Глубина же обработки информации, почерпнутой подростком, порхающим с сайта на сайт в Интернете, близка к нулю. Это скольжение по поверхности. Нынешние школьные и студенческие «рефераты» — лишнее тому подтверждение: представители поколения Copy and Paste просто копируют куски текста из Интернета, порой даже не прочитывая, и вставляют в итоговый документ. Работа сделана. В голове — пусто. «Раньше тексты читали, сейчас их бегло просматривают. Раньше в тему вникали, сейчас скользят по поверхности», — справедливо подмечает Шпитцер.

Сказать, что дети стали умнее благодаря Интернету, нельзя. Нынешние одиннадцатилетние выполняют задания на уровне восьми- или девятилетних 30 лет назад. Вот одна из причин, которую отмечают исследователи: дети, особенно мальчики, играют больше в виртуальных мирах, чем на открытом воздухе, с инструментами и вещами…

Может быть, нынешние цифровые дети стали более креативными, как принято сейчас говорить? Похоже, что и это не так. В 2010 году в Колледже Вильгельма и Марии в Виргинии (США) выполнили гигантское исследование — проанализировали результаты около 300 тысяч творческих испытаний (!), в которых участвовали американские дети в разные годы, начиная с 1970-го. Их творческие способности оценивали с помощью тестов Торренса, простых и наглядных. Ребенку предлагают нарисованную геометрическую фигуру, например овал. Он должен сделать эту фигуру частью изображения, которое придумает и нарисует сам. Другой тест — ребенку предлагают набор картинок, на которых стоят разные загогулинки, обрывки каких-то фигур. Задача ребенка — достроить эти обрывки, чтобы получить цельное изображение чего-то, любой его фантазии. И вот результат: начиная с 1990 года творческие способности американских детей пошли на убыль. Они менее способны производить уникальные и необычные идеи, у них слабее чувства юмора, хуже работают воображение и образное мышление.

Но может быть, все оправдывает многозадачность, которой так гордятся цифровые подростки? Может быть, она положительно влияет на умственную работоспособность? Современный подросток делает домашнее задание и одновременно отправляет эсэмэски, разговаривает по телефону, проверяет электронную почту и краем глаза смотрит в YouTube. Но и здесь нечем себя порадовать.

Во всяком случае, исследования в Стэнфордском университете говорят об обратном. Среди студентов младших курсов исследователи отобрали две группы: многозадачников (по их собственным оценкам) и немногозадачников. Обеим группам показывали на экране в течение 100 миллисекунд три геометрические фигуры — два прямоугольника и знак плюс — и просили запомнить. Затем, через паузу в 900 миллисекунд, показали почти то же самое изображение, в котором одна из фигур чуть изменила положение. Испытуемому надо было лишь нажать кнопку «Да», если что-то изменилось в картинке, или «Нет», если картинка та же. Это было довольно просто, но с этим заданием многозадачники справлялись чуть хуже, чем немногозадачники. Затем ситуацию усложнили — стали отвлекать внимание тестируемых, добавляя в рисунок лишние прямоугольники, но другого цвета — сначала два, потом четыре, потом шесть, но само задание оставалось тем же. И вот тут разница была заметной. Оказалось, что многозадачников сбивают с толку отвлекающие маневры, им труднее сосредоточиться на задаче, они чаще ошибаются.

«Я опасаюсь, что цифровые технологии инфантилизируют мозг, превращая его в подобие мозга маленьких детей, которых привлекают жужжащие звуки и яркий свет, которые не могут концентрировать внимание и живут настоящим моментом», — говорит Сьюзен Гринфилд.

Спасение утопающих — дело рук… родителей

Помешательство на цифровых технологиях, невозможность ни на минуту расстаться со смартфоном, планшетом или ноутбуком влекут за собой и множество других разрушительных последствий для детей и подростков. Сидение в течение восьми часов в день только за экранами неизбежно влечет за собой ожирение, эпидемию которого среди детей мы наблюдаем, проблемы с опорно-двигательным аппаратом, различные невралгические расстройства. Психиатры отмечают, что все больше детей подвержено ментальным расстройствам, тяжелым депрессиям, не говоря уже о случаях тяжелой зависимости от Интернета. Чем больше времени подростки проводят в социальных сетях, тем сильнее они чувствуют себя одинокими. Сотрудники Корнельского университета в исследованиях 2006—2008 годов показали, что приобщение детей к экранам с раннего детства служит триггером расстройств аутистического спектра. Социализация подростков, черпающих модели поведения в Интернете и соцсетях, терпит крах, способность к эмпатии стремительно снижается. Плюс немотивированная агрессия… Обо всем этом пишут и говорят наши герои, и не только они.

Производители гаджетов стараются не замечать эти исследования, и это понятно: цифровые технологии — гигантский бизнес, нацеленный на детей как на самую перспективную аудиторию. Какой родитель откажет своему любимому чаду в планшете? Это так модно, так современно, и ребенок так хочет его заполучить. Ведь ребенку надо дать все самое лучшее, он не должен быть «хуже других». Но, как отмечает Арик Сигман, дети любят конфеты, однако это не повод кормить их конфетами на завтрак, обед и ужин. Так и любовь к планшетам — не повод повсеместно внедрять их в детских садах и школах. Всему свое время. Вот и председатель совета директоров Google Эрик Шмидт выражает беспокойство: «Я до сих пор считаю, что читать книгу — это лучший способ действительно узнать что-то. И я волнуюсь, что мы теряем это».

Не стоит бояться, что ваш ребенок упустит время и не освоит вовремя все эти гаджеты. Специалисты утверждают, что никаких специальных способностей для такого освоения человеку не требуется. Как сказал С.В. Медведев, директор Института мозга человека РАН, стучать по клавишам можно научить и обезьяну. Цифровые устройства — это игрушки для взрослых, точнее, не игрушки, а инструмент, помогающий в работе. Нам, взрослым, все эти экраны не страшны. Хотя злоупотреблять ими тоже не стоит и лучше запоминать и искать дорогу без навигатора, чтобы тренировать свою память и способности к ориентированию в пространстве — отличное упражнение для мозга (см. рассказ о Нобелевской премии по физиологии или медицине, «Химия и жизнь», № 11, 2014). Лучшее, что вы можете сделать для своего ребенка, это не покупать ему планшет или смартфон, пока он не выучится как следует и не сформирует свой мозг, считает Манфред Шпитцер.

А что же гуру цифровой индустрии? Разве они не беспокоятся о своих детях? Еще как беспокоятся и потому принимают соответствующие меры. Шоком для многих стала статья в «Нью-Йорк таймс» в сентябре этого года, в которой Ник Билтон приводит фрагмент своего интервью 2010 года со Стивом Джобсом:

— Ваши дети, наверное, без ума от айпада?

— Нет, они им не пользуются. Мы ограничиваем время, которое дети тратят дома на новые технологии.

Оказывается, Стив Джобс запрещал своим троим детям- подросткам использовать гаджеты по ночам и в выходные дни. Никто из детей не мог появиться на ужине со смартфоном в руках.

Крис Андерсон, главный редактор американского журнала «Wired», один из основателей 3DRobotics, ограничивает своих пятерых детей в использовании цифровых устройств. Правило Андерсона — никаких экранов и гаджетов в спальне! «Я, как никто другой, вижу опасность в чрезмерном увлечении Интернетом. Я сам столкнулся с этой проблемой и не хочу, чтобы эти же проблемы были у моих детей».

Эван Уильямс, создатель сервисов Blogger и Twitter, разрешает двоим своим сыновьям использовать планшеты и смартфоны не дольше часа в день. А Алекс Константинопл, директор OutCast Agency, ограничивает использование планшетов и ПК в доме 30 минутами в день. Ограничение касается детей 10 и 13 лет. Младший пятилетний сын вообще не использует гаджеты.

Вот вам и ответ на вопрос «что делать?». Говорят, что сегодня в США, в семьях образованных людей, начала распространяться мода на запрет использования гаджетов детьми. Оно и правильно. Ничто не может заменить биологической коммуникации между людьми, живого общения родителей с детьми, учителей с учениками, сверстников со сверстниками. Человек — существо биологическое и социальное. И тысячу раз правы родители, которые водят своих детей в кружки, читают им книжки на ночь, вместе обсуждают прочитанное, проверяют домашние задания и заставляют переделывать, если оно сделано левой ногой, накладывают ограничения на использование гаджетов. Лучших инвестиций в будущее ребенка придумать невозможно.

Л. Стрельникова.

Источник. Журнал «Химия и жизнь», 2014, № 12

Комментарий на злобу дня. Обратим внимание на то, что статья опубликована чуть меньше пяти лет тому назад. Если наши «учёные мужи» не знают про отрицательное воздействие цифровизации на человеческий капитал, как выражаются некоторые из них, то это постыдный непрофессионализм. Если знают и продолжают своё чёрное дело, то здесь два варианта: тупое желание заработать под разговоры об общем благе или, что ещё страшнее, соучастие в «тихой войне» против человечества (см.Хотите верьте, хотите  нет) с целью получения биомассы, послушной и управляемой надгосударственными структурами.

Поделюсь наблюдением, которое мне показалось интересным. Ни один из «волшебных» навыков 21-го века, называемых ещё «гибкими компетенциями» (soft skills) — креативность, критическое мышление, коммуникативность, командная работа  — не формируется в «цифре», что показано в данной статье. Цифровизаторы всея Руси даже не думали об этом, что говорит о нулевой научной проработке проблемы, которую они уже решают на практике и за большие наши деньги, не имея медицинских заключений и анализа возможных последствий их эксперимента на детях. Более того, академик РАО В.Болотов так и говорит: «Тупая» память больше не нужна — всегда можно «погуглить». За рубежом этот эксперимент уже проведён, отрицательный результат уже получен. А наши «учёные мужи» хотят ещё поэкспериментировать с попутным получением доходов. А куда денем брак, полученный в процессе эксперимента — многочисленные никчёмные поколения? Они же ничего дельного не смогут делать — разве что руководить нами и «реформировать» образование… Но нам столько руководителей и «реформаторов» не требуется.

Учитывая влияние «цифры» на мозг подрастающего поколения, нужно не идти на поводу у формирующихся особенностей мышления и поведения детей, а компенсировать вред, приносимый «цифрой». Мне кажется, что одна из мер компенсации может заключаться в возвращении внимания к систематичности и фундаментальности образования, которое должно формировать правильную картину мира, в котором мы живём, учить отличать «доказано» от «не доказано» и т. п. И одна из первых мер — возвращение геометрии на её законное место, возвращение устного экзамена по геометрии в 9 классе.

netreforme.org

Цифровое слабоумие: метла нашего времени. Отсталый мозг, разложение личности, духовная жизнь в руинах. Страдаем почти все. Десять правил здоровой жизни

Слабоумие было до недавнего времени болезнью, от которой страдали более возрастные люди. С недавней поры мы вступили в новую эру массового цифрового слабоумия: болезни, от которой страдает огромное число людей младше 20 лет.

Речь идёт о болезни, которая заключается в ухудшении функций мозга вследствие излишнего использования цифровых технологий – компьютеров, «умных» телефонов, чаще всего в связи с интернетом. Это излишнее использование ведёт у молодых людей к несбалансированному развитию мозга, нарушениям социальной интеракции, с духовной точки зрения - к внутреннему разложению личности. Но страдают не только они, а мы все. Вопрос звучит: можем ли мы с этой «болезнью» всего общество вообще что-то сделать?

Цифровое слабоумие

Левое полушарие мозга обычно связано с рациональным мышлением, нумерическими расчётами и т.д., в то время как правое больше отвечает за творческие способности и эмоции. Значительная взаимная диспропорция в развитии может относительно быстро привести к нарушениям и затем - к преждевременному слабоумию. И именно это и происходит у молодых, которые проводят время перед компьютером: нарушения уже стали предметом общественной дискуссии в Южной Корее, где отмечен максимальный процент пользователей интернета и современных информационных технологий в мире. В стране начинают появляться клиники, направленные на борьбу с этой проблемой, и многие специалисты призывают включать зависимость от интернета в список главных проблем здоровья общества в технически развитых странах.

В некоторых странах, согласно опросам,  подростки проводят до 7 часов в день у компьютеров, планшетов и т.д. Немецкий невролог Манфред Спитцер, пропагандирующий термин «цифровое слабоумие» (и автор одноимённой книги), сравнивает изменения когнитивных способностей вследствие влияния излишнего использования цифровых технологий с изменениями, которые наблюдаются у пациентов, которые пострадали в результате серьёзной травмы головы или переболели психическим заболеванием.

Читайте здесь: Ещё один шаг в шпионаже: частной жизни уже не существует. Фирмы и семьи в заложниках у похитителей информации. Windows 10 сдвигает границы. Будет ещё хуже.

Повреждение правого полушария мозга ведёт у взрослых к потере способности концентрации, селективности памяти и эмоциональным нарушениям. Цифровой мир ухудшает способности логичного чтения, приводит к нарушениям сна, депрессиям и склонностям к насилию и излишнему весу.

Излишнее использование ПК ведёт и к целому ряду неприятных и тяжело лечимым физиологическим проблемам: ухудшению зрения, болей головы, деформации позвоночника и другим заболеванием опорно-двигательного аппарата. Зависимость от компьютерных игр довела уже многих на грань коллапса из-за усталости и дегидратации, в упомянутой выше Южной Корее подобный случай недавно закончился смертью.

Не только дети

Ухудшение работы мозга и нарушения памяти мы можем в последние годы наблюдать и на самих себе. Это простое правило, как говорят англичане «use it or loose it», то есть если не используешь, то потеряешь.

Раньше мы помнили целый ряд телефонных номером и другой информации. Вспомните, как изменились наши способности после того, как мы начали использовать мобильные телефоны. Или – сколько раз за последнюю неделю с вами случилось следующее: когда во время разговора у вас из головы вылетит важная информация, то мы не проводим долгие минуты вспоминая. Вместе этого мы посмотрим на Google с помощью смартфона.

Подобно этому, например, ухудшаются способности естественной ориентации в пространстве после массового распространения навигации. Другими словами: у нас есть оборудование, которое думает за нас, и мы глупеем.

Из-за излишней надежды на навигацию происходит, кстати, по всему миру много серьёзных аварий. Водитель не уступил дорогу или выехал на встречную полосу. В других случаях водителя прибор приводит на ступеньки, которые продолжаются вместо асфальта. Оценки местонахождения и крутости поворотов согласно навигации вместе слежения за дорогой уже не раз привели к жертвам. Много раз случилось и то, что водитель на полной скорости вылетает с дороги, которая ещё не была построена, хотя в навигации она прорисована.

Мир интернета внушает людям иллюзию, что самое новое – это лучшее и совершенное

О преимуществах интернета и современных информационных технологий можно написать сотни страниц. Меньше обращают внимание на угрозы, связанные с ними. До прихода ТВ звучали голоса, предостерегающие перед «телевизионным слабоумием». ТВ, конечно, является негативным достижением, и каждый должен взвешивать, насколько он пустит его в свою жизнь (причём, лучше всего, говоря медицинским языком, ампутировать это явление, на что решается всё больше людей). ПК и телефоны, однако, намного более коварные, немногие, кто хочет сегодня работать или проводить свободное время в обществе, избежит их. Их нельзя заменить практически в любой фирме, у любого работодателя, в школе и кружках.

Преступник интернет

Но правда заключается в том, что работать без ПК возможно, по крайней мере частично. ПК и интернет воруют наше время. Они предлагают столько возможностей, что мы не способны ими воспользоваться и теряемся в лабиринте. Затем мы буквально тонем в объёме предлагаемой ненужной информации. Очевидна и моральная угроза, исходящая от огромного объема информаций интернет-клоаки – порнография, насилие, агрессивный атеизм и др. Эти вещи атакуют и морально устойчивого человека, отвлекают его внимание и скрыто уничтожают его личность.

Ещё одна проблема – потеря информации: интернет сообщает только обломки знаний. Это приводит к переоценке и ухудшению способностей воспринимать вещи в правильном контексте. Человек теряет способность отмечать факты в контексте и ощущения чего-то более глубокого. Интернет приводит своих пользователей к игре с неважными деталями, прячется за них и провоцирует неспособность проникать к более важным принципам. В то же время он провоцирует любопытство, что приводит очень быстро к потере самодисциплины. Человек перестаёт отличать важное от неважного. То есть мышление постепенно деградирует, при этом мы не обращаем на это внимание.

Лжи и иллюзии

Особой главой является отношение интернета и постоянно раскручивающейся спирали потребления. Мир интернета внушает людям, что всё самое новое – самое лучшее и совершенное (феномен «необходимости update»). Это приводит к примитивному эволюционистскому способу мышления – человек полагает, что новое - автоматически самое лучшее, правильное и настоящее. Он не ищет проверенные вещи, всё позволяет переписывать «духу времени» и теми, кто манипулирует миром информации.

А манипулировать онлайн возможно очень хорошо. Интернет полнится искажённой и лживой информацией. Пространство для высказывания чего угодно имеет кто угодно. Не позволим себя обмануть «серьёзными» сайтами. Дилетанты, лжецы, идеологи – везде и их много. Попробуйте, например, на каком-либо «серьёзном» СМИ прочитать статью на тему, которую вы действительно знаете, которую знаете по работе. Затем вы представите себе, что та же мера дилетантства аналогична для всех других статей на остальные темы, только вы их не способны легко отличить. При этом они влияют на ваши мнения и взгляд на мир.

Руины под интернетом

Излишнее использование этих достижений приводит к нездоровой индивидуализации, к деградации общества и плодит людей, неспособных общаться. Мир интернета вызывает в человеке синдром избалованного ребёнка. Человек привыкает к тому, что каждое его желание можно исполнить кликом мыши. Он хочет иметь здесь и всё, он теряет способность терпеть и скромность. Всё это ведёт к фрустрации – именно, как у избалованных детей.

Читайте здесь: У США появился новый закон для ликвидации остатков гражданских свобод: «патриотический» был не до конца совершенен. Есть возражения? Уже завтра мы с тобой разберёмся!

Уничтожающим затем является влияние современных технологий на духовную жизнь. Человек перестаёт общаться и образно думать о своей внутренней жизни. Соприкосновение с электроникой делает из нас излишне светских людей, неспособных плавать против течение и устоять перед духом времени. Цифровые СМИ нам постоянно внушают темы, представления и способы оценки чего-либо.

И «Они» хотят, чтобы мы были именно там.

Этот аспект – самый важный и недооценённый.

Как защититься?

Это не очень-то и сложно.

  • Прежде всего, нужно понимать опасность и использовать технологии только в необходимой степени, не оставлять их включёнными.
  • Избегать игр, соцсетей и других «часоедов». Не сидеть перед ПК без плана и цели (вести себя как со списком в магазине). Ни в коем случае не сидеть бесцельно в интернете.
  • Избегать использования телефонов или планшетов во время еды или беседы – чтить принципы хорошего поведения. Концентрироваться на беседу, не убегать в смартфон.
  • Определить некоторые принципы (например, не использовать интернет в определённое время), воспитывать себя и назначать себе дни «цифровой абстиненции».
  • Не оставлять это делать своим детям. Определённым способом регулировать это, быть им примером.
  • Определить в своей квартире бесцифровые пространства (например, спальня без технологий).
  • Использовать свою память! Получать информацию органически из своего мозга, не обращаться к браузерам. Сесть и сосредоточиться.
  • Читать настоящие книги. В отличие от планшетом и других устройств у классических книг доказано позитивное влияние на память и другие душевные способности.
  • Уводить мозг из зоны удобства, например, обучаясь иностранному языку. Если мозг будет больше работать, то больше шансов избежать цифрового слабоумия. Для этого ещё можно научиться играть на музыкальном инструменте. Тогда происходит сбалансированное тренинговое воздействие на оба полушария мозга.
  • Двигаться. Физические упражнения – эффективный способ расслабления, повышает проток крови и ускоряет поступление важных элементов к мозгу.

Сохраним душевное здоровье и внутреннюю свободу. Не будем плавать на поверхности, а пойдём вглубь. Надо искать не самое новое, а вневременное. Надо думать и развивать своё внутреннее «я».

Это «княжеские советы», потому что в ежедневном шуме для работающего человека ничего подобное не подходит? Если вы допустите это, то вы уже часть своей личности и внутренней свободы потеряли, стены вокруг вас невидимо закрываются. Наступило время выйти из заключения. Как только наступит цифровое слабоумие во всей силе, то на это вы уже способны не будете.


Метки Статьи

www.protiproud.cz

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о