Меню

Эппл глава – Единственный топ-менеджер, который звонит Трампу: как глава Apple Тим Кук влияет на президента США | Бизнес

главный дизайнер Apple Джони Айв покидает компанию — Wylsacom

Поздним московским вечером четверга, 27 июня, Apple в пресс-релизе сообщила, что главный дизайнер компании Джони Айв в этом году покинет Apple.

Джони — особенная фигура в мире дизайна. Его роль в возрождении Apple нельзя переоценить, начиная с революционного iMac 1998 года ещё до iPhone и беспрецедентно амбициозного Apple Park, куда в последнее время он вкладывал столько сил и заботы.

Тим Кук

Генеральный директор Apple

Как Айв пришёл в Apple?

Британец Джони Айв боялся переезжать в Калифорнию. Его позвали в Apple в 1992 году. Страх понятен: впереди неизвестность, а тут дом. И тут семья точно не пострадает, ведь уже три года как он является совладельцем дизайнерского агентства Tangerine Design, занимавшегося тогда разработкой всего: от унитазов до расчёсок и микроволновых печей.

Но всё-таки Джони переехал. Заставило его это сделать неприятие клиентов: труды Джони критиковали за то, что они слишком современные. Вот вы представляете слишком современный унитаз? Я — нет. А именно это и стало последней каплей для Джони.

Но Apple тех лет совсем не та, что сейчас. После ухода Стива Джобса в 1985 году, когда его, по сути, прогнали, компания загибалась: стоимость акций падала, а продукты практически не покупали. Это сейчас, спустя 27 лет, мы понимаем, что Айв помог компании, близкой к банкротству, дойти до капитализации в 1 трлн долларов США в августе 2018 года. Но путь был очень долгим.

Apple была клиентом Tangerine Design. Айв работал консультантом компании в разработке внешнего вида PowerBook 1991 года:

Джонни понравилось это сотрудничество: его труды принимали, компания была готова к инновациям. Поэтому, несмотря на страх будущего, Джони переехал в Калифорнию.

Одним из первых проектов, над которым он начал работать, стал Apple Newton — далёкий прародитель айпэдов. Это своего рода планшет с чёрно-белым экраном. Его тогда называли «персональным цифровым помощником». И, чёрт, это была очень скучная штука! Вы только посмотрите на неё:

Айв не был в числе разработчиков-лидеров. Да и откровенно скучный Newton — далеко не то, о чём мечтал Джони. Ходят слухи, что в течение первых лет работы он был очень близок к уходу из компании.

Но в 1996 году в Apple возвращается Стив Джобс.

Возрождение

Джон Рубинштейн, который помогал Джобсу с разработкой компьютеров NeXT, по просьбе Стива отложил свой продолжительный отпуск и пришёл в Apple. Он возглавил команду, в которой работал Джони Айв. Именно Рубинштейн уговорил Айва остаться. Аргумент был простым как небо: Apple собирается войти в историю.

Следующая ступень в карьерной лестнице Айва — знакомство с Джобсом. Об этих коллегах рассказывают множество историй. Самая популярная из них — как Джони и Стив гуляли по кампусу и спорили о будущих продуктах. Но споры эти были дружескими.

Мы одинаково смотрели на вещи. Мы задавали одни и те же вопросы. У нас у обоих было одинаковое любопытство.

Джони Айв

Дизайнер

Оказалось, что Стив и Джони очень близки по духу: оба перфекционисты.

Я потратил месяцы, месяцы и месяцы, разрабатывая подставку для первого iMac. Очень сложно спроектировать то, что почти не видишь, ведь это кажется таким очевидным, естественным и неизбежным.

Джони Айв

Дизайнер

Первым продуктом, вышедшим из-под пера Айва, стал iMac. Он вплотную работал с производителем конфет, чтобы сделать эти цветные полупрозрачные и аппетитные моноблоки:

Компании удалось создать компьютер не для гиков, а для дома. Стоил он дорого, да и основным клиентам тогдашней Apple не сильно пришёлся по вкусу:

Юбилей! 20 лет назад показали первый iMac

Однако iMac стал первым продуктом, возродившим Apple. Вслед за ним в октябре 2001 года появился легендарный iPod:

И вот тут всё началось. Этот iPod захотели купить себе буквально все. Тому поспособствовал отличный слоган: «Тысячи песен у вас в кармане».

Однако спустя много лет Айв признавался, что его мучил главный вопрос: мог ли он тогда предложить лучший дизайн? Вопрос всех перфекционистов, а не только дизайнеров.

Джони Айв и Джон Рубинштейн. Фото: Susan Ragan/AP

Но все мы понимаем, что главным продуктом Айва стал вовсе не iMac или iPod.

Простота

Всегда, когда речь заходит о важности айфона как культурного феномена, я рекомендую посмотреть эту презентацию и вспомнить то, какими были телефоны и смартфоны тех лет:

Смартфон показал, чем на самом деле является Apple. Несмотря на то, что дизайн отчасти выбивался из продуктовой линейки компании на тот момент, он очень понятно излагал основную мысль: гениальность в простоте.

Именно к простоте стремится Айв. Вот что о нём рассказал Джон Арлидж в журнале Time:

Правда в том, что Айв ненавидит суету и наслаждается простотой. Вы можете это увидеть в его продуктах. Они могут быть революционными, высокотехнологичными волшебными коробочками. Но они выглядят настолько элегантно простыми, что вы знаете, для чего они нужны и как использовать их в тот момент, когда вы впервые взяли их. iMac изгнал сложные, трудные в использовании ПК с наших рабочих мест и упростил работу. С помощью крошечной белой коробочкой с колёсиком прокрутки он положил тысячи песен в наш карман. iPhone был настолько свободным, что просто разгромил громоздкий BlackBerry. Ну а iPad может использовать даже пятилетний ребёнок.

Джон Арлидж

Автор

Вы можете относиться к Apple как угодно, упрекая в закрытости системы, в каком-то неудобстве и точке зрения, что если вам что-то неудобно, это неудобно именно вам. Но трудно отрицать тот факт, что iPhone изменил мир: теперь не нужен iPod, да и кнопочные телефоны практически исчезли из этого мира.

Фото: Bloomberg News

Да, смартфоны с сенсорным экраном были и до айфона. Но вы пользовались ими? Тычешь в экран с задержкой длительностью в тысячу лет и думаешь: он считал твоё действие или нет? Когда я впервые подержал в руках какой-то смартфон со стилусом, мне было искренне непонятно, нафига нужна эта палочка, вылезающая из корпуса. Стив тогда не рассказал миру, что почти у всех людей на руке есть по пять таких стилусов. Гениальность вещей в их простоте.

У меня есть собственная мера жизненности революционных идей: если что-то не выглядит удобным, то оно умрёт. Помните, были смартфоны, определяющие пользователя по радужке глаз, например?

Магия Apple заключается в том, что технически сложные вещи работают просто. Возьмём тот же Face ID: пока я не встречал ни одного смартфона, способного точно так же точно и быстро определить, кто перед ним. Вы можете возразить, перечислив множество смартфонов, определяющих пользователя по фронталке, но это не секьюрно — такие способы «защиты» легко обойти с помощью обычной фотографии.

И эту простоту продвигает Айв. Когда вышла iOS 7 — первая «ось», которую ему доверили нарисовать, — мир завопил: что мы будем делать с этими плоскими иконками? А теперь посмотрите на тот скевоморфизм, что был раньше:

Почему ушёл?

Сказать сложно. Apple и Джони пожали друг другу руки в официальном пресс-релизе и ничего толком не сказали.

Аналитик Bloomberg Марк Гурман со ссылкой на собственные источники в компании утверждает, что Айв устал. Причём устал ещё в 2015 году. То был очень сложный год — выходили Apple Watch. Нужно было успеть. А это подразумевало спешку и суету. Но Айв ненавидит суету.

Джони Айв. Фото: The Independent

С тех пор Джони появлялся в офисе Apple раза два в неделю. Конечно, это будет опрометчиво звучать, но, по сути, он ушёл из компании не сейчас. Он ушёл ещё в 2015 году.

Что дальше?

Джони Айв создаст собственное дизайнерское агентство. В интервью Financial Times он сообщил, что агентство получит название LoveFrom. Одним из первых клиентов компании будет Apple:

Apple продолжит извлекать выгоду из талантов Джони, не только работая напрямую с ним над эксклюзивными проектами, но и благодаря постоянной работе блестящей и страстной команды дизайнеров, созданной им. После стольких лет тесного сотрудничества я рад, что наши отношения продолжают развиваться, и я с нетерпением ожидаю совместной работы с Джони в будущем.

Тим Кук

Глава Apple

Одним из партнёров Айва станет Марк Ньюсон — известный промышленный дизайнер, также участвовавший в разработке Apple Watch.

LoveFrom будет продолжать работать над ещё не вышедшими продуктами, в создании которых Айв уже принял активное участие. Помимо этого, агентство сможет браться за работу других клиентов.

Что произошло?

Apple с Айвом выбрали самый мягкий путь расторжения отношений: постепенный уход от компании. Сейчас Айв не в компании, но как бы в ней.

Такой выбор неслучаен — за Apple пристально следят. Особенно в условиях изменения «правящих верхов»: в апреле компанию покинула глава розничной торговли Анджела Арендтс, а на пост старшего операционного вице-президента назначен Сабих Хан. При этом из эппловской команды Айва за последние три года ушли четыре ключевых человека: Дэниел Костер, Джулиан Хениг, Рико Зоркендорфер и Миклу Сильванто. Последние три распрощались с компанией менее шести месяцев назад.

Главное, что беспокоит общественность — будущее продуктов Apple. Будут ли они такими же элегантными в своей простоте? Пока не очень понятно. За промышленный дизайн теперь будет отвечать Эванс Хэнки — талантивый менеджер, но без должного опыта в дизайне. За пользовательские интерфейсы — Алан Дай. Тут без изменений: он занимает этот пост с 2015 года.

Эванс Хэнки и Алан Дай

Проблема, как говорит Марк Гурман со ссылкой на бывшего руководителя Apple, заключается ещё и в том, что нынешняя команда не значит то, что значила с Айвом во главе:

Команда разработчиков состоит из очень креативных людей, но сейчас существует операционный барьер, которого раньше не было. Люди боятся быть инновационными.

Бывший руководитель Apple

Назначение Сабиха Хана и Эванс Хэнки может говорить о том, что компания из инновационной стремится стать операционной. То есть главная задача Apple, по мнению этих людей, будет в извлечении прибыли: минимальные издержки при максимальной выгоде. И это предположение звучит не очень хорошо.

Фото: Bloomberg

Будем надеяться, что сэр Джонатан Айв будет счастлив в LoveFrom, а Apple всё так же продолжит нас радовать действительно интересными продуктами.

wylsa.com

Почему уходит главный дизайнер Apple?

Главный дизайнер Apple, британец сэр Джони Айв покидает компанию. Он занимал эту должность почти 30 лет. Именно благодаря его работе империя Джобса стала успешной. Айва называют душой компании, правой рукой ее создателя. Что будет с Applе без знаменитого дизайнера, почему он уходит и кто займет его место — в материале «360».

Ему фанаты «яблочной» продукции обязаны внешним видом Mac, iPod и iPhone. Ведущий дизайнер Apple Джони Айв спустя 27 лет работы покидает компанию. Он решил создать собственную дизайнерскую контору — LoveFrom. «Пришло время для перемен», — сказал Айв.

По словам главы Apple Тима Кука, роль главного дизайнера в компании невозможно переоценить.

Предшественник Айва — Роберт Бруннер — заявил, что Джони — носитель творческой составляющей души компании. Айва называли и правой рукой Стива Джобса. Дизайнер оставался его верным другом до самой смерти создателя империи Apple.

Верховенство дизайна

Уход Айва происходит на фоне грядущих перемен в Apple, так как инвесторы озабочены падающими продажами iPhone. Так считает специалист по информационной безопасности и бывший подрядчик Facebook Сохраб Гайрат. Последние два года компания теряет рынок. Многие технологии Apple не внедряли, пожертвовав ими именно ради дизайна, пояснил собеседник «360».

Дизайн продукции Apple — это уникальный случай в мире. Даже выпуская новую продукцию, компания жестко придерживалась традиций. Знаете, у Mercedes или BMW, например, делают новые машины так, чтобы было видно, что это новая модель. Эта компания — другой случай

Сохраб Гайратспециалист по IT-безопасности.

Так, Apple убрала разъем для наушников 3-1, что очень сильно огорчило многих клиентов, рассказывает Гайрат.

«Они моли бы купить продукцию Apple и подключить к аудиосистеме своей старой машины или к домашним колонкам. Но компания сказала, что будет беспроводная связь — и точка. И что дизайн должен быть минималистичным. Дизайнер решил, что разъем — это лишнее. В конце концов это стало основной причиной для нового руководства и маркетологов Apple задуматься о важности дизайна», — отметил Гайрат.

Поэтому нельзя исключить, что уход Айва для Apple поспособствует расширению технологичности «яблочных» девайсов.

«Воспитывал сам Джобс»

По мнению собеседника «360», у Айва были личные причины покинуть компанию. После смерти основателя Apple Стива Джобса корпорацию возглавил Тим Кук. В то же время главный дизайнер был выходцем из старой команды и придерживался ее принципов.

Это команда, которую воспитывал сам Стив Джобс. Они очень жестко придерживались концепции, философии того, что Джобс старался продвигать в мире. Новое руководство немножко отличается от Стива Джобса

Сохраб Гайратспециалист по IT-безопасности.

«Кажется, сам дизайнер уже не смог работать с новым руководством», — заключает Гайрат. Похоже, неслучайно Айв написал в своем Instagram: «К черту это место, я ухожу!» При этом дизайнер отметил в качестве локации Apple Park.

По словам специалиста по IT-безопасности, нынешнее руководство компании — это люди, которые ориентируются на рынок и спрос. Джобс никогда так не делал. Он сам диктовал рынку, что тому нужно. Ни для кого не секрет, что Стив предложил однокнопочный телефон на пике популярности BlackBerry.

BlackBerry/Источник фото: wikimedia.org/Author-Kskhh

Меняется и отношение Apple к потребителям. Руководство начинает применять концепции китайских рынков и китайских производителей смартфонов, таких как Huawei, и начинает слушать потребителя.

С одной стороны, для преданных поклонников Apple это минус, конечно. Но для массового рынка, который является основным источником дохода, это плюс

Сохраб Гайратспециалист по IT-безопасности.

Кто он — новый дизайнер?

Дизайн продукции Apple не поменяется глобально в ближайшее время, предположил Гайрат. А вот тому, кто займет место Айва, придется идти на уступки руководству и соглашаться с их предложениями, а не наоборот, как было прежде.

«Если, например, захотят внедрить изогнутый экран, как у Samsung, а дизайнер сочтет это лишним, то, скорее всего, теперь на уступки пойдет дизайнер», — отметил Гайрат.

Он также заявил, что очень сложно сказать, кем заменят главного специалиста. У Apple здесь очень специфический подход.

Вряд ли они возьмут кого-то из тех, кого в простонародье называют «динозаврами»

Сохраб Гайратспециалист по IT-безопасности.

В Европе или России важно было бы заменить эту фигуру кем-то популярным, полагает Гайрат. Человек должен быть уже достигшим определенных вершин. В США на это место может прийти 16-летний парень или гражданин Индии, которого до этого никто не знал. Предсказать это сложно.

360tv.ru

Новый глава Apple - кто он и что от него ждать?

, Текст: Сергей Попсулин

По мнению большинства аналитиков, без Стива Джобса Apple продолжит развиваться, но вряд ли столь же стремительно. Многое будет зависеть от того, что станет с существующей командой и насколько эффективно она сможет работать под началом нового босса.

Произошло событие, которого ждали, - главный исполнительный директор и главный вдохновитель Apple Стив Джобс (Steve Jobs), с которым вплотную связан успех компании, покинул свой пост.

56-летний Джобс остался в команде, но его место на посту CEO отныне занимает бывший директор по операциям Тим Кук (Tim Cook), который младше основателя компании на 6 лет. Исходя из официального сообщения Apple и открытого письма Джобса, он сам предложил кандидатуру Кука. Это заставляет предположить, что совет директоров так и не разработал план преемственности, на котором долгое время настаивали акционеры компании.

CNews проанализировал трудовую биографию нового руководителя Apple и попытался понять - кто стал преемником Джобса и что следует от него ожидать.

Who is Mr. Cook?

Тим Кук родился в 1960 г. в американском штате Алабама в семье рабочего судостроительного завода и домохозяйки. В 1982 г. окончил Обернский университет по специальности «Организация производства», а шестью годами позже выучился на магистра делового администрирования в школе бизнеса при Дюкском университете.

К Apple Кук присоединился в 1998 г., в качестве вице-президента по глобальным операциям. Двигаясь по карьерной лестнице, он отвечал за деятельность Apple на мировом рынке, глобальные продажи, обслуживание и оказание технической поддержки. В 2007 г. был назначен главным директором компании по операциям. Эту должность он занимал до сих пор.

Стива Джобса сменил Тим Кук, топ-менеджер с иным характером
Стива Джобса сменил Тим Кук, топ-менеджер с иным характером

За свою продолжительную карьеру Тим Кук поработал в компании Intelligent Electronics, в которой он занимал должность COO (операционный директор) в подразделении по продаже персональных компьютеров, 12 лет был сотрудником IBM, в которой контролировал бизнес по производству и дистибуции ПК в Северной и Латинской Америке, также работал в Compaq, в которой занимался логистикой. После Compaq Кук перешел в Apple.

Работа в Apple

Являясь экспертом по логистике, Кук мастерски обеспечивал Apple контрактами на поставку ключевых компонентов для ее устройств. Добиваясь наиболее выгодных сделок, он помогал достигать более высокой рентабельности и конкурировать на рынке, пишет The New York Times.

Результаты этой работы легко увидеть. Например, в продаже до сих пор нет ни одного планшета, который бы смог составить конкуренцию iPad по соотношению цена-качество. То же самое касается выпущенного в 2008 г. MacBook Air. Корпорация Intel только сейчас взялась за создание аналогичных систем на базе Windows со своими партнерами, но пока им не удается приблизить стоимость похожих моделей к ноутбуку Apple.

Преемственность

Тим Кук является антиподом Джобса, пишет The New York Times. Если Джобс - непоседа со взрывным характером, то Кук - спокойный и вежливый человек. «Самое важное в Джобсе - не его гениальность или харизма, а его экстраординарная способность рисковать, - считает автор биографической книги «Второе пришествие Стива Джобса» Алан Доичман (Alan Deutschman). - Apple является наиболее инновационной компанией, потому что Джобс не боялся принимать крайне рискованные решения, что весьма редко в американском бизнесе». Естественно, что такая манера управления - это следствие его характера, являющегося противоположностью характера Тима Кука.

Вместе с тем Кук - трудоголик, для которого работа - почти вся его жизнь, очень требовательный и местами даже жесткий руководитель. Однажды в самом начале его карьеры в Apple компания столкнулась с проблемой поставок в Китае. «Очень плохо, что кто-то из нас должен находиться там, чтобы разрешить ситуацию», - заявил Кук на совещании. Тридцать минут спустя он обратился к одному из топ-менеджеров со словами: «Почему ты все еще здесь?» После этого тот мгновенно отправился за билетом и вылетел, даже не переодевшись, пишет CNN.

По мнению президента консалтингового агенства Creative Strategies Тима Бахарина (Tim Bajarin), будучи в Apple Стив Джобс сделал максимум для того, чтобы компания смогла сохранить высокие темпы роста после его ухода. Прежде всего, это касается набранной команды и стратегии, которую сотрудники компании учитывают в своей повседневной работе. Однако мнение Баярина мало кто разделяет.

«Вы можете представить, как Apple продолжает работать на идеях Стива, вы можете представить, что после его ухода компания теряет ориентиры и начинает барахтаться, - говорит бывший топ-менеджер Apple Гай Кавасаки (Guy Kawasaki). - Но чтобы без него Apple стала еще лучше, такое представить трудно».

История американского бизнеса насчитывает множество харизматических лидеров, таких как Билл Гейтс (Bill Gates) и Ларри Эллисон (Larry Ellison), но совершенно очевидно, что Джобс оказывал на компанию большее влияние, чем кто-либо из них. Без него команда может распасться. «Главный вопрос - сможет ли существующая команда продолжить работать так же эффективно, как раньше, ведь теперь им придется самим принимать окончательные решения», - считает аналитик Forrester Research Чарльз Голвин (Charles Golvin).



cnews.ru

Кто станет новым главой Apple | Аналитика

Когда Apple объявила об уходе директора по дизайну Джони Айва, в центре внимания оказался топ-менеджер, о котором мало кто слышал, — главный операционный директор Джефф Уильямс, который теперь также возглавляет легендарную дизайн-студию компании. Новые полномочия сделали Уильямса вторым человеком в компании после действующего CEO Тима Кука.

Несколько бывших и действующих коллег рассказали агентству Bloomberg, что за годы, которые Уильямс провел в кресле операционного директора (раньше ту же должность занимал Кук), он зарекомендовал себя как честный, дисциплинированный и требовательный руководитель, чей стиль управления сильно перекликается с манерами нынешнего главы компании. Уильямс договаривался с партнерами, отвечал за ежегодные поставки из Китая сотен миллионов устройств, а в развитии продуктов разбирался, как говорят, даже немного лучше Кука. Он был на всех собраниях по продуктовому и промышленному дизайну, а потом информировал Кука перед принятием финальных решений.

Кроме того, Уильямс был ведущим топ-менеджером, ответственным за вывод на рынок Apple Watch. В компании его всегда рассматривали как сильного кандидата для занимаемой должности — причем это мнение бытовало задолго до того, как компанию покинул Айв, говорят бывшие и нынешние сотрудники.

С другой стороны, повышение Уильямса заставляет сомневаться в том, что компания сможет наконец избавиться от присущего ей самодовольства. При Куке рыночная стоимость Apple выросла вдвое, до 1 трлн долларов, к тому же технологический гигант продал миллионам клиентов более дорогие версии iPhone, iPad, беспроводных наушников и подписок на собственные сервисы. Тем не менее после периода роста продажи смартфонов, на которые обычно приходилось две трети дохода компании, в последние годы оказались достаточно слабыми. На таких развивающихся рынках, как Индия и Китай, Apple совсем уж непросто завоевать внимание потребителей.

После того как в 90-х Apple удалось избежать банкротства, компания смогла поставить на поток продажу дорогостоящих продуктов — во многом благодаря выдающемуся дизайну. И именно дизайн-команда долгое время была в центре корпоративной культуры. Правда, многие воспринимали Айва как последнего продуктового гения уровня Джобса среди топ-менеджмента. Но через восемь лет после того, как во главе Apple встал Кук, контроль над развитием продуктов почти полностью перешел к операционной команде.

С учетом того, что действующий глава не собирается покидать компанию, а в числе возможных преемников теперь числится Уильямс, судя по всему, Apple будет и дальше придерживаться такой стратегии. Бывший маркетинговый директор Apple Майкл Гартенберг говорит:

«Генеральный директор не обязательно должен быть визионером, но в таком случае при нем должен быть соратник-визионер. У Кука был Джони Айв. Теперь, когда он ушел, возникает вопрос: кто станет новым визионером, который проведет компанию через следующий важный этап развития».

Как и Кук, Уильямс вырос на юге США, получил степень MBA в Университете Дьюка и провел несколько лет в IBM, перед тем как присоединиться к команде Apple в конце 90-х. Свою карьеру в компании он начал с позиции управленца по закупкам — вел переговоры с поставщиками компонентов. В 2010 году он стал частью управленческой команды Джобса, заняв пост старшего операционного вице-президента.

При Куке Уильямс в основном запомнился тем, что таскал с собой огромные папки с информацией о развитии продуктов и планами операционной деятельности — благодаря этому на совещаниях он мог моментально ответить на любой вопрос генерального директора.

Уильямс возглавил команду по разработке Apple Watch в 2013 году, после того как он предложил использовать «умные» часы в качестве прибора для мониторинга здоровья. В 2015-м он впервые выступил публично, рассказав во время официальной презентации продукта о работе компании в области здравоохранения. После того как Уильямса назначили главным операционным директором, он анонсировал все новые модели Apple Watch и взял на себя больше работы по развитию продуктов компании.

Еще до того как Уильямс начал контролировать разработку оборудования и программного обеспечения, его задачи и так были достаточно разнообразными. Сейчас, помимо связанных с Apple Watch задач, топ-менеджер контролирует всю цепочку поставок, закупки сырья, исследования и развитие приложений для здоровья и занятий спортом, также он управляет службой поддержки AppleCare и некоторыми финансовыми подразделениями.

Как и его начальник, операционный директор известен умением наблюдать, внимательно слушать и задавать острые вопросы. Бывший топ-менеджер Apple вспоминает, что Уильямс старался разговаривать на одном языке с программистами и инженерами, впрочем, к собственным инженерным познаниям он относился с долей иронии.

Уильямс — ярый поклонник велоспорта и активных пеших прогулок. На работу он обычно приезжает не позже 7 утра, сидит в офисе допоздна, а в перерывах между встречами может пойти покрутить педали на велотренажере. У топ-менеджера репутация тихого и уравновешенного человека.

Несмотря на то что в разговорах с другими управленцами топ-менеджер может быть требовательным и даже резковатым, его бывшие и действующие коллеги говорят, что на собраниях с инженерами он часто просто играет роль «плохого полицейского». Но с дизайнерами ему порой трудно найти общий язык.

Apple Watch стали самым главным испытанием для Уильямса. За несколько месяцев до выхода первой модели некоторые из тестировавших устройство сотрудников начали жаловаться на аллергию, которую вызвал использованный в корпусе никель (это не такая уж редкая проблема для наручных часов). Уильямсу пришлось отозвать тысячи уже изготовленных «умных» часов и развернуть параллельное производство с другим видом никеля. Также работники подметили, что механизм тактильного отклика, который помогает устройству вибрировать менее интенсивно, со временем отказывает из-за коррозии. Опять же Уильямс решил не отправлять в продажу и такие часы — вместо этого их отдали сотрудникам Apple.

Из-за принятых решений те, кто сделал предзаказ, не получили бракованные часы. Кроме того, даже через несколько месяцев после официального релиза устройство было нелегко найти в магазинах. Некоторые онлайн-заказы тоже пришлось задержать. Если клиентам и удавалось найти Apple Watch, то речь в большинстве случаев шла о модели с корпусом из 18-каратного золота стоимостью 17 тыс. долларов. Такой вариант часов разработали специально для поклонников Rolex, но из-за недостаточного финансирования устройство очень быстро устарело

Если сравнивать их с iPhone или iPad, то Apple Watch не удалось мгновенно стать хитом. Первая модель устройства работала достаточно медленно, к тому же в устройстве не хватало важных приложений. От золотой версии часов в компании отказались всего через год. Но после того как Apple Watch доработали, компания начала потихоньку захватывать рынок фитнес-браслетов с выходом в интернет. По данным исследовательской компании Strategy Analytics, в прошлом году половина выручки рынка в этой товарной категории пришлась на продукты Apple.

Теперь Уильямс пристально следит за развитием всей техники Apple и еженедельно созывает совещания, чтобы контролировать прогресс. И несмотря на то что официально такие встречи называются «Обзор новых продуктов», некоторые сотрудники в шутку окрестили их «Обзорами Джеффа». Когда уже появились AirPods, некоторые работники заметили, что Уильямс, вместо того чтобы примерить новый продукт, по-прежнему продолжал ходить в обычных проводных наушниках. Он до сих пор недоволен формой беспроводной модели.

Близкие к отделу дизайна люди говорят, что Уильямс ценит работу этой команды и позволяет сотрудникам воплощать свои идеи. Помимо работы с Apple Watch у него также есть небольшой опыт управления командой проектирования мобильных устройств — он выполнял эту работу в течение нескольких месяцев после того, как компанию покинул один из создателей айпода Тони Фаделла.

Бывший топ-менеджер Apple говорит, что меньше всего он беспокоится о том, что Уильямс может не дать команде воплотить их идеи, но при этом экс-управленец ставит под сомнение эффективность сотрудничества Уильямса с руководством команды дизайна. Новые главы этого отдела Эванс Хонки и Алан Дай на шаг позади Айва в профильных вопросах. Впрочем, признает бывший топ-менеджер, совместная работа с ними может оказаться вовсе не такой сложной. Все-таки раньше «они были псевдоначальниками, и Айв мог их просто-напросто подавлять».

В нерабочее время Уильямс иногда выбирается в семейный домик в Аптосе, штат Калифорния, до которого от штаб-квартиры Apple можно доехать за 45 минут. А иногда он появляется на торжественных мероприятиях в Сан-Франциско вместе со своей женой Мелиссой. Из-за его непубличности и недостатка чутья в области дизайна переживающие за будущее компании акционеры могут счесть Уильямса нелучшим кандидатом на самый главный пост в Apple. В ближайшем окружении Кука можно найти людей с куда большим опытом в развитии продуктов. В их числе, например, старший вице-президент по маркетингу Фил Шиллер и ответственный за программное обеспечение Эдди Кью. Но все они того же возраста, что и Уильямс, а тот всего на три года моложе действующего CEO.

«Он ближе всего к Куку, — говорит об Уильямсе бывший топ-менеджер Applе. — Если вы считаете, что Кук все делает правильно, то да, это хорошая кандидатура».

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен. Много эксклюзивных историй, полезных материалов и красивых фото.

ru.ihodl.com

Из Apple ушел главный дизайнер, создатель iPhone, iPad, MacBook

3190

, Текст: Эльяс Касми

Джони Айв, главный дизайнер Apple, ушел в отставку, проработав в компании больше 20 лет. Несмотря на увольнение, свое сотрудничество с Apple он не прекратит.

Apple без Айва

Компанию Apple покинет ее главный директор по дизайну (Chief Design Officer, CDO) Джонатан «Джони» Айв (Jonathan «Jony» Ive). Точные сроки его ухода на момент публикации материала оставались неизвестными, но Apple останется без него до конца 2019 г.

Джони работал над обликом подавляющего большинства современных продуктов Apple, как программных, так и аппаратных, включая ноутбуки, смартфоны, планшетные компьютеры и интерфейс мобильной платформы iOS. Впрочем, новая продукция Apple не останется без контроля Айва – из компании он ушел исключительно формально.

Собственное дело

Увольнение Айва из Apple связано с желанием основать собственную дизайнерскую компанию. Название утверждено – она будет известна как LoveFrom, а ее офис будет находиться в Калифорнии (США). Вместе с Айвом в LoveFrom перейдет и дизайнер Марк Ньюсон (Marc Newson), примкнувший к Apple в 2014 г.

iv601.jpg

Джони Айв не оставит Apple без своего таланта

Компания, по словам Айва, начнет свою работу в 2020 г., и первым (и, возможно, на неопределенное время единственным) ее клиентом станет сама Apple. Таким образом, Джони Айв продолжит курировать разработку дизайна продуктов компании из Купертино, о чем он сообщил в интервью Financial Times. «Несмотря на то, что я не буду входить в число сотрудников Apple, я по-прежнему буду вовлечен в процесс разработки новых продуктов – надеюсь, в течение еще многих лет», – сказал Айв. Другие подробности о LoveFrom и списке ее потенциальных клиентов на 28 июня 2019 г. были неизвестны.

Роль Айва в истории Apple

Джони Айв был принят на работу в Apple в 1992 г., когда ему было 25 лет. Его кандидатуру утвердил сам Стив Джобс (Steve Jobs), основатель компании. Дизайнерское подразделение Apple Айв возглавил спустя три года, в 1996 г., а в общей сложности он посвятил работе в компании 27 лет своей жизни.

iv603.jpg

Айв и основатель Apple Стив Джобс

Джони Айв принимал непосредственное участие в разработке облика первого поколения моноблочных ПК iMac, вышедшего в 1998 г., а также в создании всех существующих модификаций плеера iPod, первая генерация которого изменила мир портативных музыкальных плееров. Фактически, Айв создал дизайн всех гаджетов Apple, получивших всемирное признание. Список включает планшет iPad, ультратонкий ноутбук MacBook Air и смартфон iPhone, с которого началась современная эпоха мобильных гаджетов с «пальцевым» управлением. Беспроводные наушники AirPods – тоже его рук дело.

К разработке дизайна мобильной платформы iOS Айв примкнул в 2012 г. после ухода из Apple Скотта Форстала (Scott Forstall). Уже под его руководством система приобрела современный «плоский» вид, полностью сменив стиль интерфейса с выходом iOS 7 в 2013 г.

Айв и действующий гендиректор Apple Тим Кук

Отдельно следует отметить причастность Джони Айва к созданию дизайна действующей штаб-квартиры Apple – Apple Park в Купертино (Калифорния, США). К проработке проекта Айв приступил в 2010 г., в точности следуя указаниям Стива Джобса – основатель Apple хотел, чтобы в новом офисе было максимальное количество растений. Строительство Apple Park стартовало в 2013 г. и завершилось в 2017 г., и около 80% территории штаб-квартиры покрывают зеленые насаждения.

После смерти Стива Джобса в 2011 г., по данным ВВС, появились предположения, что Джони Айв, после всех его заслуг перед Apple, может стать ее новым генеральным директором. Этого, однако, не произошло – с 2011 г. компанию возглавляет преемник Джобса Тим Кук (Tim Cook).

Посвящение Айва в рыцари

В 2012 г. Айв был посвящен в рыцари-командоры ордена Британской империи (KBE), став сэром.

Кадровые перестановки в Apple

После ухода Айва у дизайнерского подразделения Apple появятся двое управляющих. Ими станут вице-президент по индустриальному дизайну Эванс Хэнки (Evans Hankey) и вице-президент по дизайну пользовательского интерфейса Алан Дай (Alan Dye).

Дай и Хэнкси на протяжении многих лет принимали непосредственное участие в проработке дизайна продуктов Apple, и после перехода смены Айвом места работы подчиняться они будут непосредственно Джеффу Уильямсу (Jeff Williams), главному операционному директору Apple. Сам Уильямс руководил процессом создания облика смарт-часов Apple Watch, первое поколение которых Apple представила осенью 2014 г.



cnews.ru

Джон Джаннандреа вошёл в состав руководителей Apple

Купертино, Калифорния — Сегодня компания Apple объявила о том, что Джон Джаннандреа вошёл в состав руководящей команды Apple, став старшим вице-президентом по технологиям машинного обучения и искусственного интеллекта. Он работает в Apple с апреля 2018 года.

Джаннандреа будет руководить разработками искусственного интеллекта и машинного обучения для всех продуктов и сервисов Apple, а также развитием технологий Core ML и Siri. Его команда будет заниматься усовершенствованием и тесной интеграцией технологий машинного обучения в продуктах Apple, чтобы сделать эти продукты ещё более персональными, интеллектуальными и естественными для пользователей без ущерба для конфиденциальности данных.

«Джон с первого дня активно включился в работу Apple, и теперь мы рады приветствовать его в составе нашей руководящей команды, — сказал Тим Кук, глава корпорации Apple. — Машинное обучение и искусственный интеллект очень важны для будущего Apple, ведь они фундаментально меняют способы взаимодействия людей с технологиями и уже улучшают жизнь наших пользователей. Нам очень повезло, что в этой исключительно важной области нашей работой будет руководить такой признанный эксперт, как Джон».

Команда Джаннандреа также будет помогать в совершенствовании инструментов для разработчиков, таких как Core ML и Create ML, чтобы упростить и ускорить внедрение машинного обучения в приложениях.

Компания Apple произвела революцию в мире персональных устройств, представив в 1984 году Macintosh. Сегодня Apple является мировым лидером в области инноваций, выпуская iPhone, iPad, Mac, Apple Watch и Apple TV. Четыре программных платформы Apple — iOS, macOS, watchOS и tvOS — обеспечивают идеально слаженную работу всех устройств Apple и предоставляют пользователям уникальные сервисы, включая App Store, Apple Music, Apple Pay и iCloud. 100 000 сотрудников Apple полностью посвящают себя созданию лучших продуктов на Земле и помогают сделать мир лучше, чем он был до нас.

www.apple.com

Глава 13 Как появился Apple II. Стив Джобс и я: подлинная история Apple

Глава 13

Как появился Apple II

К началу 1976 года мы продали, наверное, 150 компьютеров. Покупал их не только Byte Shop, но и другие мелкие магазинчики, появлявшиеся по всей стране. Порой, мы просто катались на машине по Калифорнии, заглядывали в магазины и спрашивали, не хотят ли они выставить на витрину Apple I. Мы и вправду продали так несколько компьютеров.

Но все это была мелочевка. Мы видели, как по всей Кремниевой долине возникают все новые и новые компании. И одна из них, Processor Technology, предположительно продавала в месяц больше тысячи своих компьютеров SOL-20. В мире компьютерных фанатов это был хит. И этот компьютер, созданный энтузиастами, поддерживал клавиатуру: они разработали его после того, как я продемонстрировал свой Apple I на собрании «Клуба самодельных компьютеров». Apple I положил начало этому тренду.

Ли Фелзенштейн, который вел собрания нашего клуба, собственноручно разрабатывал SOL. А Гордон Френч там работал. Так что мы много слышали о них.

На мой взгляд, компьютер Processor Technology был не шибко впечатляющим. Мы со Стивом были уверены, что сможем продавать больше, чем они. И к тому моменту у нас уже появился прототип следующего компьютера – Apple II, и он был в десять раз лучше, чем Apple I.

Имея такой компьютер, мы с легкостью могли бы зарабатывать столько же, сколько Processor Technology. Нужны были лишь деньги на его производство.

Apple II, над которым я начал работать почти сразу же после того, как был закончен Apple I, был просто феноменальным шагом вперед. Например, я хотел иметь компьютер, способный работать с цветом. С самого начала при разработке Apple I я пользовался чипами, поддерживающими частоту развертки американского ТВ, и планировал ввести цветное изображение. Но решил, что лучше разработать новый компьютер.

Поддержка цвета – это не просто два-три лишних чипа. Вопрос был в эффективности и изяществе всей конструкции. Я хотел встроить цвет как фундаментальную функцию, а не как дополнение к существующей модели. В Apple II с самого начала подразумевалась возможность работать в цвете.

А еще я хотел разработать совершенно новый компьютер для текста и графики – причем и для того, и для другого требовалась системная память.

То есть вместо того, чтобы использовать отдельный терминал для обработки изображения и отдельную память для остальных вычислений, я решил объединить всю память DRAM. Ту часть памяти, что использовал микропроцессор, можно было задействовать для вывода на экран чего угодно.

Я знал, что тем самым сэкономлю несколько чипов. И в результате в Apple II оказалось вдвое меньше чипов, чем в Apple I.

К тому же он был заметно быстрее. Помните, я говорил, что Apple I нужна была постоянная регенерация памяти, чтобы ее содержимое не пропало? Так вот, теперь у меня была более быстрая память DRAM. Прежний микропроцессор мог читать память или записывать в нее каждую миллионную долю секунды, а новые чипы могли делать это в два раза быстрее.

И оказалось даже, что микропроцессор может получать доступ к памяти за половину микросекунды, а схема, обеспечивающая регенерацию памяти, может делать это за вторую половину микросекунды. Вот почему мой новый компьютер Apple II работал быстрее. Также он был компактнее и дешевле. К этому я всегда и стремился.

Apple II имел бесчисленное множество улучшений по сравнению с Apple I. Некоторые считают, что Apple II был лишь второй версией Apple I, но это не так. Apple I был просто небольшой доработкой моего терминала ARPANET и не содержал практически никаких электронных инноваций, кроме динамической памяти. А вот Apple II был разработан и спроектирован с нуля. И только моими силами.

Сейчас я думаю, что мог бы сделать Apple II с самого начала: с цветом и всеми прочими функциями. Но тогда я предпочел решение, которое можно было реализовать очень быстро.

Обе машины были весьма инновационными. Apple I вошел в историю как первый персональный компьютер, способный работать с клавиатурой и дисплеем. Но в Apple II появились цвет, графика высокого разрешения, звук и возможность подключать игровые контроллеры. Это был первый компьютер, готовый к использованию сразу после загрузки.

Потом подтянулись и другие производители, но им понадобились годы, чтобы догнать мою разработку. И все они пришли к одному и тому же набору функций.

Apple II был первым недорогим компьютером, для работы на котором не требовалось быть большим специалистом.

* * *

Но тогда еще никто не видел Apple II. Я все еще трудился над ним, и мы по-прежнему работали из дома: я в своей квартире, а Стив сидел на телефоне в своей спальне. Компьютеры мы тестировали у него в гараже. Я по-прежнему разрабатывал калькуляторы в HP и считал Apple своим хобби. Я планировал работать в HP всю жизнь.

Но вскоре после поставки плат Apple I Терреллу у меня на руках был рабочий экземпляр Apple II. И, как я уже говорил, он был на порядок лучше первой модели.

К августу 1976 года я закончил работу над платой, которая была мозгом Apple II. Я помню это очень хорошо, потому что как раз в августе мы со Стивом полетели на выставку PC’76 в Атлантик-Сити.

* * *

Мы сели на самолет в Сан-Хосе и взяли с собой Apple I и Apple II. И забавно, что в том же самолете оказалась куча ребят, которых мы знали по «Клубу самодельных компьютеров» и которые теперь работали в тех самых маленьких компьютерных компаниях, соперничающих друг с другом. Мы слышали, как они общаются на продвинутом бизнес-жаргоне – ну, знаете, о коммерческих предложениях и все эти серьезно звучащие аббревиатуры, которых мы никогда прежде не слышали. Мы чувствовали себя чужими на этом празднике жизни.

Но мы-то знали, что у нас есть свой секрет. Большой секрет. Может, мы и держались в стороне от всех этих бизнес-историй, но знали, что наш компьютер лучше. Даже два компьютера – и оба лучше, чем у остальных. И никто в мире еще не знал об Apple II.

Мне очень повезло, что не пришлось впаривать Apple I с нашего стенда на выставке в Атлантик-Сити. Торговец из меня никакой. Этим занялись Стив Джобс и Дэн Котке. Я же сидел наверху и дописывал последние строчки программы на «Бейсике».

На выставке было полно молодых компаний вроде Apple, не имевших практически никакого финансирования. Их владельцы выглядели так же, как и мы. Там не было топ-менеджеров в дорогих костюмах, владельцев бизнеса, профессиональных руководителей. Это была, по большому счету, кучка довольно неряшливых людей.

Они работали на нашем рынке, и большинство из них были нашими конкурентами. Мы все оставались друзьями, но все-таки соперничали друг с другом.

Хотя мы не доставали Apple II из коробки на той выставке, один парень, не работавший ни в одной из тех компаний, увидел его. Это был человек из администрации, который устанавливал проекционный телевизор для посетителей. В первый вечер, когда все уже ушли, мы со Стивом спустились вниз и поговорили с этим человеком у проектора. Кажется, мы попросили его задержаться. Было около 9 вечера. У меня был специфический метод генерации цвета, и меня поражало, насколько хорошо он совместим с разными телевизорами. Я так и не нашел телевизора, на котором бы он не работал. Но я подумал: вдруг у проекционного ТВ иная цветовая схема, на которой моя разработка даст сбой?

И вот я подключил прототип Apple II к этому проектору, и все сработало отлично. Этот техник, который во время выставки успел повидать, наверное, все бюджетные компьютеры на свете, сказал мне, что наш – единственный, который он хотел бы купить.

Я лишь улыбнулся. Тогда Apple II официально еще не существовал.

* * *

Важнейшим, эпохальным моментом для меня стал тот миг, когда я запустил Breakout – игру для Atari – на Apple II.

Я заложил в «Бейсик» возможность определить, куда подключены игровые контроллеры. Он мог посылать на динамики звуковой сигнал и выводить цвет на экран. Так что все было готово.

Как-то раз я взял маленькую печатную плату с чипами и подсоединил ее к трансформаторам, а потом подключил все это к цветному телевизору.

Я сел и начал печатать команды «Бейсика», чтобы вывести на экран ряд кирпичей – точно как в той игре Atari, – и все заработало! У меня был этот ряд кирпичей. Я поиграл с разными сочетаниями цветов, пока не нашел нужное.

Я выложил восемь рядов кирпичей один за другим. Я выбрал нужные цвета, придумал, как сместить кирпичи, чтобы они выглядели более реалистично. Разделил четные и нечетные ряды. А потом я стал программировать дощечку, чтобы с ее помощью отбивать мяч в кирпичи. Я сделал так, чтобы дощечка двигалась вверх-вниз по команде игрового контроллера. Потом я вставил в игру мяч. Я заставил его двигаться. Потом я сообщил мячу, в каком случае он уничтожает кирпичи при ударе о них, а в каком – отпрыгивает. А еще как он отпрыгивает и как меняет направление по вертикали и горизонтали, когда ударяется о дощечку.

Я поиграл со всеми этими параметрами, что отняло у меня лишь полчаса. Я испытывал разные вариации, пока, наконец, игра Breakout не заработала на Apple II, показывая счет и все, что нужно.

Я позвонил Стиву Джобсу. Я просто не мог поверить, что смог это сделать. Я усадил Стива и показал ему, как в игре появились дощечка и кирпичи. А потом сказал: «Смотри». Я впечатал пару команд на «Бейсике», изменил цвета дощечки, кирпичей и области экрана, где выводился счет.

Я сказал: «Если бы мне пришлось вводить все эти опции на аппаратном уровне, как это делалось прежде, у меня бы ушло на это десять лет. А сейчас, когда появились игровые программы, весь мир переменится».

Вот в этот момент все и закрутилось. Программные игры становились гораздо более продвинутыми, чем игры, реализованные на аппаратном уровне – «зашитые» в игровые автоматы и так далее.

Сейчас графика в играх просто великолепна. Они стали необычайно сложными, а их размеры огромны. Если бы они создавались на аппаратном уровне, то программировать их пришлось бы до скончания времен.

Я подумал: ничего себе! В клубе ни за что не поверят, что игру из автомата можно написать и на «Бейсике». Она была первой в мире. А еще в моей версии Breakout для Apple II был секрет. Если нажать на клавиатуре Ctrl и Z, то в игре включался режим, при котором дощечка все время дергалась, но никогда не пропускала мяч.

Классная функция! Она убеждала людей, что им просто повезло отбить мяч. Дощечка тряслась и шаталась, и невозможно было поверить, что они попадают по мячу не благодаря своим навыкам и движениям, а по воле программы.

Как-то раз мы общались с Джоном Дрейпером (Капитан Кранч, помните?). Мы сидели в «Клубе самодельных компьютеров», и как раз закончилось собрание, настало время что-нибудь показать коллегам.

Джон еще никогда до того не играл в подобные игры.

Я сказал: «Вот, попробуй эту игру». Я показал ему, как управлять джойстиком, чтобы дощечка двигалась туда-сюда. Он сел и принялся играть. Все присутствующие наблюдали за ним минут пятнадцать. Мяч прыгал очень быстро, но Джон, хоть и не знал, что делать, все равно отбивал его. Все подумали, что он просто классный игрок.

Минут через пятнадцать он наконец достиг финала. И все мы поздравляли его так, будто он был величайшим игроком в мире. По-моему, он так и не узнал, что это была шутка.

* * *

Весной 1976 года, когда я работал над Apple II, мы со Стивом впервые поспорили. Он считал, что у Apple II не должно быть восьми слотов. Слоты – это разъемы, куда можно воткнуть дополнительные платы, чтобы расширить функциональность компьютера. Стив хотел, чтобы слота было только два: для принтера и для модема. Он считал, что так получится более дешевая и компактная машина, которой достаточно для повседневных дел.

Но я хотел больше слотов – восемь.

Мне казалось, что в будущем людям понадобится много чего, и ни за что нельзя их ограничивать.

Обычно со мной очень легко договориться, но тут я сказал: «Если хочешь именно этого, пойди и купи себе другой компьютер». Сократив число слотов с восьми до двух, я не сэкономил бы ни одного чипа, и я знал, что люди вроде меня обязательно придумают, что бы еще такого добавить в свой компьютер.

Тогда мое положение позволяло мне настаивать на этом. Правда, потом все изменилось. Через пару лет Apple начала работать над компьютером Apple III, который оказался катастрофой. И слотов в нем было меньше.

Но в 1976 году я выиграл спор: Apple II был спроектирован и вышел на рынок именно таким, каким я хотел его видеть.

* * *

Я помню, как однажды пришел в HP – я еще работал там – и показал другим инженерам Apple II. Я продемонстрировал, как он рисует цветные спирали. Коллеги говорили мне, что это лучший продукт из всех, которые они когда-либо видели. Но компания так и не могла понять, как выпустить такой продукт, как правильно реализовать такой проект.

Однажды мой шеф Пит Дикинсон сказал мне, что в моем калькуляторном отделе подготовлен новый проект, который получил одобрение сверху: создать небольшую настольную машину с микропроцессором, памятью DRAM, небольшим экраном и клавиатурой. Они даже выделили пять человек, чтобы написать «Бейсик» для этого компьютера.

И ведь все они знали, чего я добился с Apple I и тем более Apple II. Но они начали этот проект без меня! Почему? Не знаю. По-моему, они просто увидели, что я уже сделал все то, что хотели сделать они.

Но я все-таки поговорил с руководителем проекта, Кентом Стоквеллом. Хотя я уже разработал Apple I и Apple II, я так хотел заняться компьютером HP, что был готов на все. Я даже согласился бы стать скромным инженером, ответственным за интерфейс для принтера. На любое, самое маленькое задание.

Я сказал Кенту: «Мне интересны исключительно компьютеры. А не калькуляторы».

Через несколько дней мое предложение снова отклонили.

Я до сих пор думаю, что HP совершила огромную ошибку, отказавшись привлечь меня к компьютерному проекту. Я был ужасно лоялен HP. Я хотел работать там всю свою жизнь. Если ваш сотрудник говорит, что устал от калькуляторов, но очень продуктивен в создании компьютеров, вам стоит отправить его туда, где он принесет больше пользы. Туда, где он счастлив. Единственное мое предположение – начальники разного уровня, участвовавшие в этом проекте, почувствовали, что их позиции могут пошатнуться. Я ведь уже создал компьютер с нуля. Может быть, они игнорировали меня, потому что я сделал это в одиночку. Не знаю, что они там думали.

Но им следовало бы спросить себя: «Как нам подключить Стива Возняка? Да пусть займется какой-нибудь мелочью, хоть интерфейс для принтера разработает». Но им и в голову не пришло направить меня туда, где я был бы счастливейшим человеком на свете.

* * *

Как я уже говорил, нам нужны были деньги. И я это знал, и Стив это знал.

Так что летом 1976 года мы начали общаться с потенциальными инвесторами, показывая им цветной Apple II в гараже Стива.

Одним из первых его увидел Чак Педдл. Помните такого? Тот парень из MOS Technologies, что продал мне процессор 6502, на котором я построил Apple I.

К этому моменту Чак работал в Commodore. Эта компания производила бытовую электронику и, по слухам, искала модель персонального компьютера, которую могла бы продавать. Помню, меня поразила встреча с ним, ведь его чип MO 6502 сыграл такую огромную роль в моем Apple I. Мы открыли гараж Стива, и Чак прошагал туда в костюме и ковбойской шляпе. Я был ужасно взволнован и с нетерпением ждал, когда же покажу ему Apple II. Я считал его очень важным человеком.

Я ввел несколько программ на «Бейсике», продемонстрировал цветные спирали на экране, показал, сколько в компьютере чипов, как он работает и все остальное. Просто чтобы он понял, что мы делаем. Чак был в хорошем настроении, много смеялся и улыбался. Он сказал, что нам стоит устроить презентацию для больших шишек из его компании, и мы это сделали несколько недель спустя.

Никогда не забуду, как в том конференц-зале Стив Джобс выступил с заявлением, которое мне показалось совершенно возмутительным. Он сказал: «Вам наверняка захочется купить этот продукт – за несколько сотен тысяч долларов».

Мне было очень неловко. Вот стоят два совсем безденежных парня, и им еще только предстоит доказать хоть кому-то, что их проект способен принести прибыль. Стив же пошел дальше: «Несколько сот тысяч долларов, и вы должны дать нам работу в этом проекте».

И мы ушли. А через несколько дней услышали их решение: лучше разработать свою собственную машину, это будет дешевле. Им не нужна была поддержка цвета, звука и графики, все эти модные и классные штуки, что мы разработали. Чак Педдл сказал нам в гараже, что, по его мнению, они смогут разработать собственный компьютер за четыре месяца. Я не представлял себе, как это возможно, но, полагаю, после того как он увидел Apple II, это стало гораздо проще.

Я увидел Commodore PET – компьютер, который они создали так быстро, – на компьютерной выставке Западного побережья спустя несколько месяцев. И меня чуть не стошнило. Они пытались соорудить подобие того, что Чак увидел в гараже – с монитором, поддержкой программирования, клавиатурой, – но в итоге выпустили просто отстойный продукт, потому что поставили слишком короткие сроки. А они ведь могли заполучить Apple. Они могли заполучить все, если бы были дальновиднее.

Забавно вот что: Apple II оказался одним из самых успешных продуктов всех времен, но он не был защищен никаким авторским правом и никакими патентами. Никаких секретов. Мы просто показывали его всем подряд.

* * *

Когда Commodore отказалась от нас, мы отправились в гости к Элу Элкорну. Он был одним из основателей Atari вместе с Ноланом Бушнеллом, и это он двумя годами ранее нанял Стива в Atari – заниматься видеоиграми.

Я был в курсе, что Эл меня знает. Он знал, что я разработал Breakout – версию Pong для одного игрока. Помню, меня впечатлила обстановка в его доме: у Эла был один из первых цветных проекторов. Черт, это был 1976 год, и, наверное, он был одним из первых людей, купивших такой проектор. Это было классно.

Но он сказал нам, что Atari слишком сосредоточена на рынке видеоигр, чтобы заниматься компьютерными продуктами.

Через несколько дней начали появляться венчурные капиталисты, которых пригласил Стив. Одним из них был Дон Валентайн из Sequoia. Он был чересчур высокомерен.

«Каков рынок?» – спросил он.

«Примерно миллион», – ответил я.

«Откуда ты знаешь?»

Я объяснил, что на рынке любительского радио около миллиона пользователей, а наш рынок должен быть не меньше.

В общем, Дон не стал с нами работать, но помог выйти на парня по имени Майк Марккула. Ему, по словам Дона, было всего тридцать, но он уже уволился из Intel и был увлечен новыми устройствами. Возможно, Майк знал, что с нами делать.

* * *

Когда я впервые встретил Майка, я подумал, что это милейший человек. Правда-правда. Он был еще молод, и у него был красивый дом на холме неподалеку от Купертино; прекрасный вид, чудесная жена и все такое.

Но, главное, ему действительно понравился наш проект! При разговоре с ним не складывалось впечатления, будто он что-то скрывает или думает, как бы нас облапошить. Все по-честному, и это было очевидно сразу.

Как важно это было!

Он и вправду заинтересовался. Он спросил, кто мы такие, откуда, чего хотим добиться с Apple, куда этот проект может нас завести. И он захотел профинансировать нас. Он назвал сумму в 250 000 долларов или около того, чего хватило бы на производство 1000 компьютеров.

Майк говорил как нормальный, здравомыслящий человек о том, как может выглядеть будущее этой новой индустрии – домашних компьютеров. Я вообще-то всегда считал Apple компьютером для энтузиаста-любителя, которому хотелось выполнить какие-нибудь расчеты по работе или поиграть.

Но Майк говорил совсем о другом. Он размышлял о том, как предложить компьютеры обычным людям для повседневных дел вроде хранения коллекции любимых рецептов или правильного ведения бюджета. Он говорил, что это в будущем и понадобится. Он видел в Apple II настоящий домашний компьютер.

Мы, конечно, тоже понемногу задумывались об этом. Коробочное решение, готовое к использованию, – как раз об этом нас просил Пол Террелл из Byte Shop. И мы планировали сделать компьютер именно таким – причем в пластиковом корпусе. Мы даже думали нанять Рода Холта, друга Стива, чтобы встроить в компьютер импульсный источник питания. Такой блок питания был гораздо экономичнее предыдущих решений, он выделял меньше тепла. А это было необходимо, если мы хотели поместить плату и блок питания в пластиковый корпус.

Но когда Майк согласился с нами работать, он сказал: «Через два года мы войдем в список Fortune 500. Это начало новой индустрии. Такое случается раз в десятилетие».

И знаете, я поверил ему лишь из-за его репутации и положения. Он был из тех людей, которые говорят то, во что на самом деле верят. Впрочем, я подумал, что Fortune 500 – это уже слишком. Заработаем 5 миллионов долларов – и это будет грандиозный, невероятный успех.

Но если кто-то умеет высказывать твердые суждения лучше меня, я не пытаюсь применять собственную логику и соображения и спорить с ними. Я могу быть скептиком, но если кто-то реально знает, о чем говорит, лучше ему довериться.

И оказалось, что даже Майк недооценил наш будущий успех. Но я забегаю вперед.

* * *

И вот, после того как Майк согласился воплощать в жизнь наш бизнес-план – вернее, после того как он начал над ним работать, – он попросил о встрече со мной. И сказал: «Слушай, Стив. Ты знаешь, тебе нужно уйти из HP».

«Почему? – спросил я. Ведь я работал в HP все то время, пока создавал Apple I и Apple II. И все это время «халтурил», проектировал интерфейсы, внедрял цвет, графику, писал «Бейсик», ну и так далее. – Почему же я не могу и дальше заниматься этим на стороне, сохранив работу в HP – надежное место на всю жизнь?»

«Нет, ты должен уволиться из HP», – сказал он. И ничего не стал объяснять. Просто сказал, что нужно решить этот вопрос до вторника.

Я думал, думал и думал. Я понял, что обожаю разрабатывать компьютеры и демонстрировать их в нашем клубе. Я обожаю писать программы и использовать возможности компьютера на полную катушку. Я понял, что могу заниматься всем этим до конца жизни. И мне не нужна была для этого своя компания.

К тому же я чувствовал себя очень некомфортно в ситуации, когда нужно создавать компанию, все время дергать людей, управлять их работой и контролировать то, что они делают. Я не менеджер по природе. Я уже говорил вам: я давным-давно решил, что никогда не буду начальником.

Так что я решил: не буду работать в Apple, а останусь в HP на всю жизнь и буду разрабатывать компьютеры для собственного удовольствия.

В назначенный день я отправился в маленький коттедж Майка неподалеку от его дома и сказал Стиву с Майком свое решение: я все обдумал и пришел к выводу, что не стану увольняться из HP.

Помню, Майк очень спокойно отнесся к этому. Он просто пожал плечами и сказал: «Ладно». Он был лаконичен. Казалось, он думал: да ничего, найдем то, что нужно Apple, где-нибудь еще.

Но Стив был расстроен. Он был твердо уверен, что нужен именно Apple II.

* * *

Через пару дней мне принялись названивать. Дома и на работе, от отца и матери, от брата и друзей. Звонок за звонком. И все говорили мне, что я принял неверное решение. Что я должен работать в Apple, ведь, если подумать, 250 000 долларов – это куча денег.

Выяснилось, что это Стив уговорил их звонить мне. Очевидно, он решил, что мне требуется вмешательство извне.

Но ничего из этого не вышло. Я по-прежнему не собирался покидать HP.

Тогда позвонил Аллен Баум.

Он сказал: «Знаешь, Стив, тебе правда нужно сделать шаг вперед и пойти на это. Подумай. Ты можешь быть инженером, а потом стать менеджером и разбогатеть, а можешь оставаться инженером и все равно разбогатеть». Он сказал мне, что, по его мнению, я вполне мог бы открыть свою компанию и оставаться инженером. И никогда не заниматься менеджментом.

Именно это я хотел услышать. Хоть одного человека, который сказал бы мне, что я могу остаться внизу корпоративной лестницы, быть инженером и не превращаться в менеджера. Я тут же позвонил Стиву Джобсу и сообщил ему, что передумад. Тот был в восторге.

А на следующий день я пришел на работу пораньше, подошел к паре своих друзей в HP и сказал им: «Вот и все. Я ухожу из HP и открываю Apple».

Вдруг я сообразил: в первую очередь ведь надо предупредить босса. Так что я быстро отправился к нему, но его стол все пустовал. Я ждал, ждал. Было уже четыре часа дня, а его все не было. Я ждал там, а все подходили ко мне со словами: «Эй, слышал, ты уходишь». Я не хотел, чтобы шеф узнал об этом от кого-нибудь еще.

И вот к концу дня мой начальник все-таки появился на работе. Я сказал ему, что ухожу и открываю собственную компанию. Он спросил, когда я намерен уволиться. «Прямо сейчас», – ответил я. Тогда он отвел меня в отдел кадров, мне задали несколько вопросов, и неожиданно все закончилось. Все случилось очень быстро.

Но я никогда не жалел об этом решении. Ведь я сделал выбор. С этого момента Apple стала для меня главным в жизни.

* * *

Незадолго до встречи с Майком мы со Стивом запланировали переместить Apple из его дома и моей квартиры в настоящий офис. У нас на счетах накопилось около 10 000 долларов от продажи Apple I, так что мы могли себе это позволить. Офис находился на бульваре Стивенс-Крик в Купертино, всего в нескольких кварталах от того места на Бэндли-Драйв, где потом вырос огромный комплекс зданий Apple.

Затем, когда с нами уже был Майк, денег у нас стало еще больше. Мы переехали в свой маленький офис. Там было где-то пять или шесть рабочих мест и совсем мало места для лабораторных столов, за которыми можно было бы тестировать и отлаживать компьютеры. И в компании уже работали все основные сотрудники: Стив, я, Майк Марккула, Род Холт и еще один парень, Майк Скотт.

Мы наняли Майка Скотта на должность президента как раз перед тем, как договорились с Майком Марккулой. (Так что теперь у нас было два Стива и два Майка.) У Майка – мы звали его «Скотти» – был опыт управления делами. Он пришел к нам из National Semiconductor, где работал директором.

Думаю, многие уже забыли его сегодня, но Майк был президентом и лидером Apple четыре года, и это он организовал наш выход на биржу четыре года спустя.

У нас была мысль анонсировать и показать Apple II на компьютерной выставке Западного побережья, до которой оставалось еще четыре месяца. Выставка, которую организовал член «Клуба самодельных компьютеров» Джим Уоррен, должна была пройти в Сан-Франциско в январе 1977 года.

Так что у меня оставалось четыре месяца, чтобы доделать работу. Я заканчивал 8 килобайт кода для Synertek – компании, которую мы выбрали, чтобы производить память ROM для Apple II. В этой памяти нужно было запрограммировать «Бейсик» для Apple II.

Еще один проект касался пластмассового корпуса. Мы собирались выпустить первый в мире компьютер в пластиковом корпусе. И слава богу, мне не пришлось этим заниматься. Это был неприятный проект. За него взялись Стив Джобс, Майк Скотт и Род Холт. Они нашли в Пало-Альто парня, который должен был выпускать для нас пластиковые корпуса. Процесс отнимал массу времени и сил, и выяснилось, что наш подрядчик столкнулся с проблемой: за день он успевал производить гораздо меньше корпусов, чем нам требовалось.

Первые три пластмассовых корпуса мы получили лишь за три дня до выставки и, наконец, собрали готовый компьютер с платой внутри. Он выглядел примерно так, как и должен был выглядеть Apple II, и теперь мы могли показать его на выставке.

Наконец, незадолго до выставки Майк Марккула объяснил нам, как прилично одеться, как мы должны выглядеть и вести себя. Он расписал, как следует говорить с людьми и показывать им наш компьютер.

Конечно, я тут же начал думать о том, какой бы прикол устроить на выставке. Для начала я написал маленькую программу, выдающую шутки по поводу национальной принадлежности людей. А потом организовал колоссальный розыгрыш, требующий куда больше усилий. И я подумал, что сыграю эту шутку с компанией, с которой все для меня и началось. Это была фирма, выпустившая «Альтаир»: MITS Corporation.

* * *

Итак, у нас был список всех, кто планировал демонстрировать на выставке компьютеры и прочее оборудование, и мне показалось странным, что MITS там нет.

Я подумал: какая великолепная возможность разыграть их!

Меня вдохновила книжка «Документы Пентагона». В ней был фрагмент о политическом мошенничестве и о парне по имени Дик Так, который пользовался грязными трюками и ловкими психологическими приемами вроде выпуска фальшивых меморандумов и заявлений, чтобы завести людей; они были написаны в таком ключе, что их невозможно было опровергнуть. Я решил, что тоже составлю свой фальшивый меморандум – фальшивый рекламный буклет несуществующего продукта MITS. Когда я услышал от Майка Марккулы, что мы раздадим двадцать тысяч рекламных брошюр Apple II, я понял, что можно раздать и тысячи фальшивых рекламных объявлений.

Первым делом я позвонил Адаму Скулски. Когда мы с ним познакомились несколькими годами ранее, он был тринадцатилетним телефонным хулиганом. У него был позывной Джонни Бейгл. И вот я рассказал ему, что хочу устроить розыгрыш, но не намерен заниматься этим в районе Сан-Франциско, где все мы жили. У меня к тому времени было немало опыта в этом деле, и я знал, что нужно делать, чтобы не попасться: никому не сообщать, не разыгрывать никого поблизости от дома и хранить все в секрете. Я рассказал Адаму, что розыгрыш будет масштабный: я хотел отпечатать восемь тысяч буклетов на цветной бумаге. На это я собрал 400 долларов.

Мы придумали все вместе с Адамом. Изобретенный нами продукт назывался «Зальтаир» (Zaltair). В то время на рынок вышла новая компания Zilog, которая выпускала процессор, совместимый с Intel 8080. Он назывался Z-80, и в то время многие любительские компьютеры были построены именно на нем. Они все назывались Z-такой-то и Z-сякой-то, их названия непременно начинались с «Z». Так что я назвал машину, якобы основанную на Z-80, «Зальтаиром».

Я придумал массу идиотских словечек с буквой «З»: «Бейзик», «Индивидуальнозть» и так далее. А еще мне нужен был рекламный текст. Я решил найти худшую рекламу в мире – и нашел ее, заглянув в компьютерный журнал Byte. Рекламу дала компания под названием Sphere; в ней была написана полная ерунда, что-то типа: «Вообрази себе то. Вообрази себе это. Вообрази еще какую-нибудь фигню». И я написал рекламный текст со словами: «Вообразите гоночную машину с пятью колесами». Я придумал глупейшие вещи, над которыми бы хохотал любой тупица. Но, увидев их в красивом буклете с хорошими шрифтами, этот тупица решил бы, что все по-настоящему и так и должно быть. Вообразите себе нечто, движущееся быстрее скорости света. Вообразите банджо с шестью струнами. Я выдумывал совершенно идиотские идеи.

Также я поиздевался над так называемой шиной S-100, с помощью которой к «Альтаиру» подключались платы расширения. Ее эквивалент в «Зальтаире» назывался Z-150. Я написал: «У нас 150 слотов. Мы называем нашу систему Z-150». Я даже написал, что она совместима с S-100, только в ней еще 50 штырьков. Абсолютная чушь, но я знал, что многие увидят в этом фантастический прогресс, просто потому что наш буклет с виду был профессионально сделанным.

Затем я решил, что нужно устроить так, будто розыгрыш организовала Processor Technology. Ведь это они выпускали конкурирующую модель, SOL. Эта идея у меня появилась во времена учебы в Университете Колорадо, когда я заглушил телевизоры, работавшие в классе, и подстроил так, что все подумали на другого парня. Два розыгрыша по цене одного! И сделал я вот что: придумал совершенно «липовую» фразу, от которой глаза бы на лоб полезли. Читатели подумали бы: ого, что за бредятина? Я приписал эту фразу президенту MITS Эду Робертсу и поместил ее на самый верх, выделив курсивом.

Эта псевдоцитата была полным, абсолютным бредом: «Предсказуемая оптимизация компьютерного оборудования должна предполагать онлайновую надежность. Однако элитному любителю компьютеров необходима одна логическая безвариантная гарантия». И первые буквы слов в этих предложениях на английском складывались в название: Processor Technology!

А на оборотной стороне листа я поместил сравнительную таблицу. Так обычно журналы типа Byte сравнивали компьютеры: каково их быстродействие? Насколько они большие? Сколько у них памяти? Какой процессор? И в своей диаграмме я ввел совершенно идиотские категории. Например, у меня была категория «оборудование». По этой шкале компьютер получал от 1 до 10. Потом – программное обеспечение. Я оценивал компьютеры по критерию уникальности, индивидуальности, по самым бредовым, самым общим критериям, по которым никогда не сравнивают компьютерную технику. И в каждой категории «Зальтаир», естественно, получал первое место, а «Альтаир» – второе. А все компьютеры, которые на самом деле были лучше «Альтаира», шли после. Выглядело все так, будто в сравнении с «Альтаиром» они просто мусор, хотя любой на выставке понимал, что они гораздо лучше. Конечно, я включил туда и Apple II.

Я надеялся, что всем станет ясно: MITS в своей сравнительной таблице лжет.

Я понимал, что из этого мог выйти грандиозный скандал, и я ни за что не должен был проколоться. У меня были двое молодых друзей, Крис Эспиноза и Рэнди Уиггингтон, которые знали о моем розыгрыше. Тогда они были еще подростками. И каждому я сказал, что они не должны никому ничего говорить несмотря ни на что. Даже если их поймает полиция и скажет, что их сообщник все рассказал, – все равно они должны все отрицать. Мы будем как немы как рыбы и никогда ни в чем не признаемся.

Адам Скулски жил в Лос-Анджелесе, но приехал на выставку. И когда мы четверо собрались там с восемью тысячами листовок, то увидели огромные столы, куда все компании выкладывали свои брошюры и листовки. Сперва мы взяли две тысячи наших проспектов и выложили их на стол как ни в чем не бывало. А потом направились на выставку, похихикивая.

Через час ко мне подошел Адам и сообщил, что всю коробку уже разобрали. И саму коробку унесли. Все.

Мы вернулись в гостиницу и взяли еще одну коробку с двумя тысячами буклетов. Мы стояли и наблюдали, и вот какой-то парень подошел, разглядел листовки, потом взял коробку и унес ее куда-то. Так мы поняли, что на выставке все-таки был представитель MITS. И он бросился на перехват!

Тогда мы опять сходили в гостиницу и принесли еще пачку листовок. В этот раз мы не стали оставлять их в коробке. Мы несли их в руках, под пальто, в рюкзаках и раскладывали в таксофонах, на стендах, на столах и вообще повсюду. По всей выставке. Увидев пачку листовок другой компании, мы запихивали свои листовки под низ. Так что если бы кто-то вдруг столкнулся с нами, он бы и не подумал, что мы только что подсунули фальшивку. Раз, два – и нас никто не заметил.

Слава богу, Стив с Майком не узнали, что я учинил. Майк наверняка сказал бы: «Не надо розыгрышей! Никаких шуток! Они портят имидж компании». Да, так сказал бы любой профессионал. Но я же Стив Возняк. Я относился к работе серьезно – я спроектировал фантастический продукт, и все это знали, – и серьезно относился к открытию нашей компании и выводу продукта на рынок. Но для меня это неотделимо от веселья и приколов. Я был готов заниматься этим всю жизнь. И если вдуматься, то во многом сама сущность компьютера Apple была связана с развлечениями. И он появился на свет именно потому, что мне нравится получать удовольствие от жизни. Юмор придает жизни смысл.

На следующий день я уже был в Apple. Я захохотал, когда Стив показал мне сравнительную табличку и начал оптимистически рассуждать, что мы там выглядим не так уж и плохо. Конечно, мы получили отстойную оценку, как и все остальные, кроме моего вымышленного «Зальтаира». Но Стив сказал: «Слушай, у нас все не так уж и плохо, ведь мы оказались лучше некоторых других». Боже мой! Рэнди Уиггингтону пришлось выбежать из комнаты; мы просто корчились от смеха!

А следующим вечером, на регулярном собрании «Клуба самодельных компьютеров», я с нетерпением ждал выступлений на эту тему. И, естественно, кто-то начал размахивать моей листовкой и рассуждать о «Зальтаире». Этот человек сказал, что позвонил в компанию и что это подделка. Фальсификация.

Выяснилось, что около трети участников встречи, примерно пара сотен, получили мою рекламу. Так что она неплохо разошлась.

Примерно через неделю Гордон Френч, который организовал Клуб и к тому моменту уже уволился из Processor Technology, стал обивать пороги Apple в надежде, что для него найдется какая-нибудь консалтинговая работа. Я помню его как милого, приятного, легкого в общении парня.

Я воспользовался моментом и сказал ему: «Эй, а ты слышал об этом “Зальтаире”, что рекламировали на выставке?» Я еле сдерживал смех.

«О, да, – сказал он. – Та фальшивка. Я знаю, кто ее сделал».

Мы с Рэнди насторожились. «И кто же? Кто ее сделал?» – спросил я.

«Это Гэри Ингрэм из Processor Technology, – ответил Гордон. – Странное у него чувство юмора».

Именно на это я и рассчитывал! Вину возложили на другого – и аккурат на нашего конкурента, Processor Technology. Это был успех.

«Знаешь, я слышал, что в листовке зашифрован какой-то код», – сказал я. Потом я вытащил буклет и стал разглядывать буквы, как будто вижу их впервые в жизни: «P… R… O… C…».

Я уверен, что еще много лет все думали, будто розыгрыш устроила Processor Technology. Я никому не признавался в этом, пока много-много лет спустя не рассказал обо всем на вечеринке в честь дня рождения Стива Джобса.

Там я презентовал ему фальшивую рекламу в рамочке. Как только Стив увидел ее, он взорвался от смеха. Он даже не подозревал, что все это устроил я!

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *